Смысл отношений

Виктор Франкл о смысле жизни

Статьи о психологии любви на сайте о любви с точки зрения психологии, философии, религии и искусства

Навигация по сайту:

Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл называет экзистенциальным вакуумом. Именно экзистенциальный вакуум, согласно наблюдениям Франкла, подкрепленным многочисленными клиническими исследованиями, является причиной, порождающей в широких масштабах специфические «ноогенные неврозы», распространившиеся в послевоенный период в странах Западной и Восточной Европы и в еще больших масштабах в США, хотя некоторые разновидности таких неврозов (например, «невроз безработицы») были описаны еще раньше. Необходимым же условием психического здоровья является определенный уровень напряжения, возникающего между человеком, с одной стороны, и локализованным во внешнем мире объективным смыслом, который ему предстоит осуществить, с другой стороны.

* Сказанное позволяет сформулировать основной тезис учения о стремлении к смыслу: человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум, если это стремление остается нереализованным.

* Поскольку стремление к реализации уникального смысла своей жизни делает каждого человека уникальной личностью, Франкл говорит также о смысле самой личности человека, его индивидуальности. Смысл человеческой личности всегда связан с обществом, в своей ориентации на общество смысл индивида трансцендирует себя. И наоборот, смысл общества в свою очередь конституируется существованием индивидов.

* Основной тезис третьего учения Франкла — учения о свободе воли — гласит, что человек свободен найти и реализовать смысл жизни, даже если его свобода заметно ограничена объективными обстоятельствами. Признавая очевидную детерминированность человеческого поведения, Франкл отрицает его пандетерминированность. «Необходимость и свобода локализованы не на одном уровне; свобода возвышается, надстроена над любой необходимостью». Франкл говорит о свободе человека по отношению к своим влечениям, к наследственности и к факторам и обстоятельствам внешней среды.

* Свобода по отношению к влечениям проявляется в возможности сказать им «нет», принять или отвергнуть их. Даже когда человек действует под влиянием непосредственной потребности, он позволяет ей определять свое поведение и сохраняет свободу не позволить этого. Аналогичным образом обстоит дело и тогда, когда речь идет о детерминации человеческого поведения ценностями или моральными нормами, — человек позволяет или не позволяет себе быть ими детерминированным. Свобода по отношению к наследственности — это отношение к ней как к материалу, возможность свободного духа строить из этого материала то, что ему необходимо.

* Франкл характеризует организм как инструмент, как средство, которым пользуется личность для реализации своих целей. Похожие отношения существуют между личностью и характером, который также сам по себе не определяет поведения. Напротив, в зависимости от личности характер может претерпевать изменения или сохранять свою неизменность. Свобода человека по отношению к внешним обстоятельствам хотя и не беспредельна, но существует, выражаясь в возможности занять по отношению к ним ту или иную позицию. Тем самым само влияние обстоятельств на человека опосредуется позицией человека по отношению к ним.

Источник:
Виктор Франкл о смысле жизни
Статьи о психологии любви на сайте о любви с точки зрения психологии, философии, религии и искусства Навигация по сайту: Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл
http://heatpsy.narod.ru/zsmysl.html

Глава 5

Нам предстоит рассмотреть устойчивую традицию в использовании логического клише, представленное словесными формами «в узком смысле» и «в широкой смысле», употребление которых с основными понятиями педагогики приводит к терминологическому тупику в педагогической науке. Воспроизведем эти употребления, обозначив более четко отношения между субъектами и предикатами высказываний:

1. «Обучение в широком смысле – это деятельность учителя (преподавание) и учащихся (учение)» (см. выше: Глава 2. Обучение. Высказывание № 3).

«Обучение в узком смысле – это руководство обучением» (см. выше: Глава 2. Обучение. Высказывание № 4).

2. «Воспитание в широком смысле включает в себя обучение и образование» (см. выше: Глава 3. Воспитание. Высказывание №3).

«Слово воспитание употребляется в широком педагогическом смысле, охватывая и обучение, и воспитание, т. е. весь учебно-воспитательный процесс» (см.выше: Глава 3. Воспитание. Высказывание № 10).

«Воспитание в узком смысле – это воспитательная работа» (см. выше: Глава 3. Воспитание. Высказывание № 12).

3. «Образование в широком смысле – это учебно-воспитательный процесс» (см. выше: Глава 4. Образование. Высказывание № 8).

«Образование в узком смысле – это передача знаний, т. е. обучение» (см. выше: Глава 4. Образование. Высказывание № 8).

Когда к слову «образование» (воспитание, обучение) присо-единяют выражение «в широком смысле» или «в узком смысле», то, хотя этим действием и образуются новые названия для понятий, имеющих различные объемы, процедура различения носит формальный характер. Присоединенные к этим словам элементы не содержат качественных признаков различия, за счет которых объём понятия увеличивается или уменьшается, а лишь указывают на количественное различие. Само же количественное различие – объемы названных понятий – строго не установлено. Процедура присоединения к названию понятия указанных признаков в узком и широком смысле не позволяет строго определить объемы понятий, и присвоение большего или меньшего объема понятию ничем не ограничивается, кроме субъективной воли использующего эти понятия. Таким образом, почва для появления логических ошибок относительно указанных понятий сохраняется.

Таким образом, процедура с разграничением понятий, имеющих неодинаковые объемы, выполнена формально с использованием слов «в широком и узком смысле», но процедура приводит не к строгому разграничению понятий, а к простой тавтологии: образование есть воспитание, поскольку и то, и другое есть учебно-воспитательный процесс.

Смысл научного понятия, термина не должен быть ни широким, ни узким, он должен соответствовать содержанию определяемого понятия и определяющего понятия, определяющая и определяемая части высказывания должны иметь одинаковый объем. Когда говорят, что данное слово (понятие) будет употреблено в широком или в узком смысле, это фактически означает, что собираются использовать понятия с различными объемами, или несоизмеримые понятия там, где требуются соизмеримые. И вместо того, чтобы подобрать определяемому соизмеримое определяющее, соглашаются на более широкий или более узкий смысл определяемого или определяющего, т. е. фактически соглашаются совершить логическую ошибку.

Дело в том, что употребляемые выражения «в широком смысле» и «в узком смысле» не считаются ошибками, поэтому-то они и получили столь широкое распространение, как возможность снять или избежать трудностей при логическом определении понятий. Но одно дело считать, что нечто не является ошибкой, и другое – знать, что это на самом деле логическая ошибка, и последнее вынуждает искать выход из логического тупика.

Многократное использование выражений «в широком смысле» и «в узком смысле» в различных сферах науки и в рассуждениях логиков не сделало их терминами какой-либо конкретной науки, в том числе и логики. Они обозначают фактически сколь угодно широкий или сколь угодно узкий смысл. Но «сколь угодно» это и есть нарушение логики при определении понятия, нарушение основного логического закона – закона тождества, который гласит, что «объем и содержание мысли о каком-либо предмете должны быть строго определены и оставаться постоянными в процессе рассуждения о нем» [183, c. 77].

Исходя из этого закона, можно заметить, что объемы и содержание основных понятий в педагогике, не имея строгой определенности, тем не менее, остаются постоянными во многих рассуждениях, и не только в педагогике. Но постоянная неопределенность объема и содержания используемых понятий не ведет ни к ясности, ни к пониманию сущности обучения, воспитания и образования, что и имеет педагогика в настоящий момент. Задача в том и состоит, чтобы постоянная неопределенность уступила место постоянной определенности. Выражения «в широком смысле» и «в узком смысле» ставят тот же самый вопрос о соблюдении закона тождества, но в иной словесной форме, затрагивающей отношения логического рода и вида при определении понятий педагогики.

Итак, мы пришли к заключению: в педагогике относительно понятий образование, воспитание и обучение нарушен один из основных законов формальной логики – закон тождества. В восстановлении действия логического закона тождества и видится нам преодоление затянувшегося терминологического кризиса педагогики.

Предложенные нами определения основных понятий педагогики являются более строгими определениями, поскольку содержат в себе простые понятия (термины), значение и объем которых установлены предварительно, т. е. до того, как были составлены определения, и не допускают употребления определенных понятий то в широком, то в узком смысле.

Составленные иерархии понятий позволяют при логическом определении какого-либо понятия выбрать ближайший род, не совершив логического скачка через тот или иной уровень абстрактности используемого понятия, и составить (дать) непротиворечивое определение, свободное от вездесущей синонимии.

Таким образом, представленные определения понятий и иерархии могут использоваться в качестве реальных инструментов исследования и способствовать восстановлению в педагогике действия закона тождества.

Источник:
Глава 5
Нам предстоит рассмотреть устойчивую традицию в использовании логического клише, представленное словесными формами «в узком смысле» и «в широкой смысле», употребление которых с основными понятиями
http://teoria.ru/glava-4-obrazovanie/glava-5-otnoshenie-k-terminu-v-pedagogike

Не имей сто рублей, а имей сто друзейВлияние дружеских отношений на коррекцию личности

Не имей сто рублей, а имей сто друзей
Влияние дружеских отношений на коррекцию личности

«Не имей сто рублей, а имей сто друзей» — смысл известной народной пословицы по-новому раскрыли Британские ученые, изучающие влияние дружеских отношений на коррекцию личности, страдающей психическими отклонениями.

Наиболее распространенное сегодня психическое отклонение — склонность к депрессивным состояниям. Уже описаны десятки факторов, воздействующих на прогрессирование этой болезни. В их число входят темп и насыщенность современной жизни, стрессы, потеря близких людей, а также такие внутриличностные явления, как кризисы личности, темперамент, определенные черты характера.

Согласно недавнему исследованию британских ученых во главе с Т. Харрисоном, не существует более эффективного лекарственного средства, чем беседа с близким человеком. Данное исследование продемонстрировало целебную силу дружеских отношений. Так, группу добровольцев попросили стать близкими друзьями хронически больным депрессией женщинам (кому и с кем дружить, определялось согласно личным предпочтениям).

Новоиспеченные друзья были проинструктированы, чтобы стать своеобразными «наперсниками» депрессивных женщин, к примеру, регулярно с ними встречаться для задушевных бесед, пить вместе кофе и т.п. В ходе исследования выяснилось, что у 72% женщин, которые в течение года регулярно встречались со своими новыми друзьями, была отмечена устойчивая ремиссия.

Необходимо заметить, что такая эффективность равна по силе антидепрессантам или продолжительной когнитивной терапии. По словам женщин — участниц данного эксперимента — они в ходе такой своеобразной терапии ощущали что-то наподобие «второго дыхания». К примеру, у них были замечены некоторые перестройки системы оценок и отношений; они начинали снова общаться с людьми, которых раньше избегали.

Многие меняли род занятий, или должность, которая их не устраивала, на более обещающую. В целом, такой эксперимент дал возможность этим женщинам по-новому взглянуть на себя и окружающий их мир.

Надо сказать, что такой вид терапии часто неосознанно применяют родные и близкие людей, страдающих депрессиями. Также известно, что кроме визуального и речевого контакта с больным очень эффективно помогает в лечении так называемый тактильный метод. Здесь имеются ввиду всяческие прикосновения и поглаживания, которые дают страдающему депрессией заботу и ласку, а также поднимают самооценку.

Ольга Данилова для сайта Effecton.Ru.

Вы можете проверить работу методик в демо-версии Комплекса психологических тестов и развивающих программ. Все пакеты тестирования, описанные на сайте, а также все общесистемные компоненты Комплекса

Зарегистрирован в качестве СМИ на основании Свидетельства о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-69084 от 14 марта 2017

Источник:
Не имей сто рублей, а имей сто друзейВлияние дружеских отношений на коррекцию личности
»Не имей сто рублей, а имей сто друзей» — смысл известной народной пословицы по-новому раскрыли Британские ученые, изучающие влияние дружеских отношений…
http://www.effecton.ru/353.html

Смысл отношений

../../Психологические механизмы функционирования системы личностных смыслов. Ч.1 Резюме

1.3. Развитие категории «смысл» в отечественной психологии

Данное определение отражало главенствующую в отечественной психологии точку зрения на личность, как на системное свойство индивида, субъекта общественных отношений и сознательных действий. Таким образом, личность отождествлялась с «нормально» функционирующим человеком. При этом научные критерии нормы должны были отражать идеологически «правильные» директивы партии и правительства и соответствовать идее о сущности человека как совокупности общественных отношений [31;127; 68].

Традиционно в психологической науке понятие «смысл» неразрывно связано с понятием «личность», как определенным атрибутом человека. В отечественной психологии довольно длительное время все теоретические подходы к личности были обусловлены рамками «единственно верной теории». Это во многом определило тот факт, что разработка проблемы смысла нашла свое отражение не в различных контекстах понимания сущности человека, как в западной психологии, а в различных аспектах изучения свойств личности. В одних школах личность рассматривается в связи с анализом ее деятельности (А. Н. Леонтьев, C. Л. Рубинштейн), в других центральное место занимает изучение психологических отношений личности (В. Н. Мясищев), в третьих личность исследуется в связи с общением (К. А. Абульханова-Славская, А. А. Бодалев, Б. Ф. Ломов) или в связи с установками (Д. Н. Узнадзе, А. С. Прангишвили).

Несмотря на различие подходов к изучению личности, в качестве ее ведущей характеристики выделялась направленность, которая выступала в качестве смыслового отношения человека к объективной действительности. В различных концепциях эта характеристика раскрывалась по разному: как «динамическая тенденция» (С. Л. Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (А. Н. Леонтьев), «основная жизненная направленность» (Б. Г. Ананьев), «доминирующие отношения» (В. Н. Мясищев). По мнению Б. Ф. Ломова, направленность является системообразующим свойством личности, определяющим ее психологический склад [101]. «В глобальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества (имеются в виду материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает, вносит в его развитие» [100, с.8].

Проблема смысла наиболее полное отражение нашла в рамках деятельностного подхода, где личность, ее структура, формирование и развитие обуславливались различными аспектами жизнедеятельности. Теоретические представления о смысле в данном направлении рассматриваются в контексте деятельности, жизнедеятельности человека и их внимание, в больше степени, обращено на возникновение, порождение, генезис и функционирование смысловых образований: «личностные смыслы» (А.Н. Леонтьев), «смысловые образования», «смысловые системы» (Асмолов и др.), «обобщенные смысловые образования» (Б.С. Братусь), «частные смысловые образования», «вербальный смысл» (В.К. Вилюнас), «операциональный смысл» (О.К. Тихомиров).

По мнению Д.А. Леонтьева, именно понятие переживания Л.С. Выготского, легло в основу разрабатываемой А.Н. Леонтьевым проблемы личностного смысла в теории деятельности [97].

Анализируя структуру человеческой деятельности, устанавливая объективные отношения между ее компонентами, А.Н. Леонтьев показал, что смысл создается в результате отражения субъектом отношений, существующих между ним и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный результат (цель). Именно отношение мотива к цели, указывает А.Н. Леонтьев, порождает личностный смысл, подчеркивая при этом, что смыслообразующая функция в этом отношении принадлежит мотиву. Возникая в деятельности, смысл становится единицами человеческого сознания, его «образующими»: «предмет, имеющий для меня смысл, есть предмет, выступающий как предмет возможного целенаправленного действия; действие, имеющее для меня смысл, есть соответственно, действие, возможное по отношению к той или иной цели» [ 89, с.49].

Рассматривая процесс смыслообразования, А.Н. Леонтьев указывает на производность смыслов от мотивов «Они придают сознательному отражению субъективную окрашенность, которая выражает значение отражаемого для самого субъекта, его, как мы говорим личностный смысл» [87, с. 166]. Таким образом, мотив наряду с функцией побуждения, имеет функцию смыслообразования. Эмоциональные компоненты в этом процессе выполняют функцию сигнализатора смысла, являются свидетелем его появления.

Различая смысловые механизмы у животных и у человека, А.Н. Леонтьев использует понятия «биологический смысл» и «сознательный смысл». На низших ступенях развития психики отражается смысл воздействие отдельных свойств предметного мира, на более высокой стадии развития — отдельные предметы, еще на более высокой стадии это могут быть межпредметные связи или ситуации. Основной характеристикой биологического смысла является его неконстантность. У человека биологический смысл превращается в смысл сознательный. Этот процесс обуславливается элементами общественного сознания — значениями, которые по определению отсутствуют в животном мире. По А.Н. Леонтьеву, значение есть категория общественного сознания, отражающая отношение предмета к коллективу «оно отражает устойчивое в предмете и устойчивое в потребности субъекта, теперь человеческой, т.е общественной его потребности» [89, с. 209].

Таким образом, можно констатировать, что в отечественной психологии был осуществлен принципиально новый подход в понимании смысла. Характерным для этого подхода является то, что проблема смысла как конкретно психологического понятия была раскрыта в результате анализа явлений, принадлежащих не сознанию, а жизни и деятельности субъекта, явлений его реального взаимодействия с окружающим миром. Смысл в данной теории выступает как связующее звено между деятельностью и сознанием.

В дальнейшем положения, изложенные в трудах Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, нашли свое отражение в разработках проблемы смысла, связанных с различными аспектами деятельности.

Так О.К. Тихомировым было разработано положение о смысловой структуре мышления. По его мнению, мыслительная деятельность состоит не только из процессов, подчиненных сознательной цели, но и из процессов, подчиненных невербализованному предвосхищению будущих результатов, и процессов формирования этих предвосхищений, которые не сводятся к операциям. Кроме того, процессы этого, второго порядка могут занимать больше места в составе деятельности, чем собственно целенаправленные действия [160].

Исследуя закономерности смысловой регуляции в контексте решения мыслительных задач, О.К. Тихомиров, в качестве основной единицы регуляции, выделяет неоднократно преобразующийся смысл конечной цели. Именно смысл конечной цели определяет развитие смысла ситуации в целом, через воздействие на операциональные смыслы, а так же обуславливает смыслы промежуточных целей, которые в совокупности определяют тон деятельности на стадии поиска решения задачи и операциональный смысл ситуации в целом [141].

Проблема соотношения смыслов и эмоциональной сферы нашла свое отражение в теории В.К. Вилюнаса. Согласно этой теории биологические смыслы открываются человеку в форме эмоций «Эмоциональные переживания представляют собой конкретно-субъективную форму существования биологического смысла» [40, с.92]. Личностный смысл, как более высокое образование, получает свое развитие в сознании. При этом собственно эмоциональной в нем остается только основная, «первоначальная» часть. В.К. Вилюнас вводит понятие «смысловые содержания», которые «…отражают отношение воздействий к удовлетворению потребностей субъекта…» [там же, с. 87]. При этом смысловые образования не порождаются самой деятельностью и не представляют того продукта, который фиксирует ее предметное содержание.

Понятие смысла у Ф.Е. Василюка тесно связано с временной перспективой. Он отмечает, что, хотя смысл и «вне-временен» сам по себе, он воплощается во временной форме, как «смысловое будущее» [Там же, с.129]. Очевидно, что смысл не может существовать вне контекста личностного развития, перспективы, будущего, которое Ф.Е. Василюк образно называет «домом» смысла. По его словам, «смысловое будущее» является отражением отношения смысла к реальному, к действительности.

Говоря об отношении смысла к идеальному, Ф.Е. Василюк, опираясь на представление О.И. Генисаретского о тождественности категорий целостности и смысла [45], использует понятие «ценностная целостность индивидуальной жизни» [35, с.129]. Соответственно, давая общее определение понятию «смысл», Ф.Е. Василюк подчеркивает, что смысл является пограничным образованием, в котором сходятся сознание и бытие, идеальное и реальное, жизненные ценности и возможности их реализации.

Исследования смысла в рамках теории деятельностного подхода во многом уточнили природу не только этого феномена, но и изменили отношение к пониманию личности, сложившемуся в отечественной психологии. В 80-х годах прошлого столетия наметилась тенденция к разведению тождества человека и личности и рассмотрению личности как «психологического инструмента», «психологического органа» человека [142]. Б.С. Братусь отмечает, что личность как специфическая конструкция, выражающая бытие человека не может сводиться сводимая к другим измерениям. Эта «…конструкция не является самодостаточной, в себе самой несущей конечный смысл. Смысл этот обретается в зависимости от складывающихся отношений, связей с сущностными характеристиками человеческого бытия» [31, с. 73].

Анализируя структуру личности, А.Г. Асмолов в качестве единицы анализа выделяет динамическую смысловую систему. Данная система определяется раскрытием всех видов связи между мотивами, личностными смыслами, установками, поступками и деяниями. Основными характеристиками динамической смысловой системы являются относительная автономность, жизнь внутри себя самой и ее производность от «порождающей ее совокупности деятельностей» [13, с.123].

Таким образом, личностные смыслы, установки, мотивы, наряду с другими личностными образованиями, образуют автономную смысловую систему личности, определяющую динамику личности, отражающую ее внутреннее единство и регулирующую направленность поведения.

Говоря об осознанности, «отрефлексированности» наиболее общих смысловых образований, Б.С. Братусь использует понятие «личностные ценности», отличая их от личностных смыслов, которые, по его мнению, далеко не всегда носят осознанный характер. По его словам, «личностные цен­ности — это осознанные и принятые человеком общие смыслы его жизни». Б.С. Братусь проводит разделение осознанных смыслов жизни и декларируемых, «назывных» ценностей, «не обеспеченных «золотым запасом» соответствующего смыслового, эмоционально-переживаемого, задевающего личность отно­шения к жизни, поскольку такого рода ценности не имеют по сути дела прямого касательства к смысловой сфере» [там же, с.89-90]. Ценность, таким образом, осознается человеком всякий раз, когда смысл имеет для него принципиальную важность.

Сама смысловая сфера личности представляет собой пересечение двух осей. На оси ординат выделяются уровни смысловой сферы, ось абсцисс представляет собой степень присвоенности смысловых отношений самой личностью. В качестве критерия отнесения смысла к тому или иному уровню был положен реальный способ отношения к другому человеку, другим людям, человечеству в целом. По мнению Б.С. Братуся именно отношение к другому человеку выступает психологическим критерием смыслового развития и возрастания личности как орудия формирования отношений к родовой сущности человека [там же, с.285-298].

На этом уровне смысловая вертикаль не заканчивается. Позднее Б.С. Братусь надстраивает еще одну ступень — духовную. «Это уровень, на котором определяются субъективные отношения человека с беспредельным, устанавливается его личная религия, т.е. отношение к конечным вопросам и смыслам жизни» [30, с.293].

Для характеристики смыслового образования на конкретном смысловом уровне Б.С. Братусь вводит представление об его интенсивности и степени присвоенности личностью. Рассматривая типы смысловых образований, предложенных Е.С. Басиной (смысловые содержания, частные смысловые образования и общие смысловые ориентации), он предлагает говорить лишь о степени присвоенности и генерализованности смыслового содержания. Исходя из этого, смысловые содержания классифицирует как: ситуативные — характеризующиеся эпизодичностью и зависимостью от внешних обстоятельств; устойчивые, личностно присвоенные смысловые содержания, занявшие определенное место в общей структуре смысловой сферы; личностные ценности — осознанные и принятые человеком наиболее общие, генерализованные смыслы его жизни [28.].

Тенденция к всестороннему и системному пониманию категории смысл нашла свое отражение в исследовании данного феномена Д.А. Леонтьевым. Для объяснения многоаспектности феномена смысла, он вводит понятие смысловой реальности, которая и обуславливает смысловую регуляцию всей жизнедеятельности человека на различных психологических уровнях: «смысл является особой психологической реальностью, игнорируя которую или сводя ее к другим (например, эмоциональным) явлениям, невозможно построить достаточно полную теорию ни личности, ни сознания, ни деятельности» [97, с.78]. В качестве единицы анализа Д.А. Леонтьев выделяет жизненный смысл, который не сводится к понятию личностного. Жизненный смысл выступает объективной характеристикой места и роли объектов и явлений в жизнедеятельности конкретного субъекта. Он определяется системой смысловых связей, которые распространяются на данный объект или явление.

Рассматривая смысл в единстве трех аспектов (онтологическом, феноменологическом и деятельностном), Д.А. Леонтьев приходит к выводу, что смысловая реальность «проявляет себя во множестве разнообразных форм (в том числе и превращенных форм), связанных сложными отношениями и взаимопереходами и включенных в общую динамику» [Там же, с.441]. Смысловую реальность представлена понятиями «смысловые структуры» и «смысловые системы». Первые представляют собой шесть специфических элементов структурной организации смысловой сферы личности. Они имеют уровневую организацию и являют собой превращенные формы жизненных отношений субъекта. Вторые относятся к особым образом организованным целостным многоуровневым системам, включающим в себя целый ряд смысловых структур.

Смысловые структуры выступают «квазиобъектами, замещающими в структуре личности ее действительные жизненные отношения» [Там же., с.127] и имеют двойственную природу. Смысловое содержание структур отражает сферу жизненных отношений, где они включены в локализованную сеть смысловых связей. Форма, с которой связаны различия между разными смысловыми структурами, отражает их специфическую роль «в структуре механизмов регуляции процессов деятельности и психического отражения, в которой они тесно переплетаются с другими, несмысловыми регуляторными структурами и механизмами» [там же. С.128].

Высший уровень систем смысловой регуляции образуют личностные ценности, выступающие смыслообразующими по отношению ко всем остальным структурам. Д.А. Леонтьев определяет их как внутренние носители социальной регуляции, укорененные в структуре личности [там же, 231]. Личностные ценности являются неизменным и устойчивым в жизни субъекта источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром.

Таким образом, понятие «смысл», по Д.А. Леонтьеву, представляет собой многоуровневое, динамическое образование, выступающее в виде смысловой сферы, обуславливающей жизненный мир человека. В данной концепции разнообразные смысловые феномены выступают как единая система закономерностей и психологических механизмов функционирования смысловой реальности.

Теоретический анализ проблемы смысла позволяет сделать заключение о чрезвычайно широком спектре понимания этого феномена в различных дисциплинах гуманитарных наук. Существует множество определений понятия смысл, как имеющих общее, очень широкое значение, так и сводящих его до одной из составляющей когнитивных и мотивационных процессов. Эта тенденция наблюдается практически во всех дисциплинах гуманитарных наук, исследующих феномен смысла.

В психологии, как в отечественной, так и в зарубежной, категория «смысл» рассматривается в рамках отдельных научных школ, по большей части, в контексте понятий смысла жизни или же структурных элементов жизнедеятельности. Причем, если в зарубежной психологии преобладают исследования преимущественно смысложизненной проблематики, то в отечественной, по большей части, уклон делается на изучение смысла как единицы сознания, деятельности, личности.

В зависимости от теоретической ориентации авторов смыслы представляются в их концепциях субъективные и объективные, осознаваемые и неосознаваемые, истинные и явные, наблюдаемые и скрытые, внутренние и внешние, биологические и личностные, индивидуальные и социальные и др. Кроме того, в зависимости от предмета изучения смыслы охватывают весь спектр жизнедеятельности человека: реакция, действие, деятельность, поведение, жизнь, существование. На различных уровнях взаимодействия человека с действительностью смысл выступает как сущность объектов, жизненная задача или цель. В соответствии с этим смысл предстает в виде смысла ситуаций, жизненной необходимости, смысла жизни, смысла мироздания.

Таким образом, смысл имеет двойственную природу: с одной стороны он представляет собой результат воздействия на человека окружающего мира, с другой стороны, элементы действительности получают свое представительство в сознании только после их осмысления.

Несмотря на такой разброс мнений относительно феномена смысла, практически все исследователи этой проблемы определяют смысл через отношение, которое строится не на определенной связи между реальностью и действительностью, а, прежде всего на сложной системе связей, которые обуславливают взаимодействие как субъективных отношений к действительности, так и обратное отношение.

Несомненно одно, смысл выражается в отношении к элементам действительности, представленным в структурах сознания. А для того, чтобы такое отношение осуществилось, необходим, прежде всего, субъект этого отношения. Поскольку сознание присуще только человеку, то смысл, как феномен сознания, отражает человеческую природу и делает человека субъектом отношений. Это отношение в различных ситуациях может осуществляться на различных уровнях и стадиях жизнедеятельности. Соответственно, смысл отражает системное свойство личности. Для того, что бы понять феномен функционирования личности в различных жизненных ситуациях необходимо рассматривать смысл как систему, обеспечивающую функционирование самой личности. Более того, многогранность смысла позволяет говорить о его уровневой организации и соответственно о системе личностных смыслов.

Примечания
1.Издание (Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002) осуществлено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса. Россия)
Рецензенты: доктор психол.наук, профессор. Т.Г. Стефаненко, канд. психол.н., ст. научный сотрудник С.А. Липатов
2. Первоисточник публикации — Образовательный портал по психологии и социальной работе КГУ

Источник:
Смысл отношений
../../ Психологические механизмы функционирования системы личностных смыслов. Ч.1 Резюме 1.3. Развитие категории «смысл» в отечественной психологии Данное определение отражало
http://hpsy.ru/public/x1249.htm

COMMENTS