Романтическая история

ВведениеРомантическая история Перми

Данный тур поможет жителям города и туристам почувствовать, что Пермь — это город не только с насыщенной историей, порой запутанной и бесконечной, но и город, где в каждом историческом месте можно обнаружить романтику, пространство, находясь в котором захочется сделать глубокий вдох, чтобы дальше жить в полную силу.

На протяжении всего тура вы сможете просто прогуляться по тихим и уютным скверам, узнавая их непростую историю. Также будет возможность изучить некоторые исторические архитектурные сооружения, а в некоторых даже побывать. И, конечно, будет возможность посидеть в закрытом от людской суеты закуточке, согреться и насладиться мгновениями жизни.

Данный тур будет интересен как для детей школьного возраста, так и для взрослых.

Данный тур поможет жителям города и туристам почувствовать, что Пермь — это город не только с насыщенной историей, порой запутанной и бесконечной, но и город, где в каждом историческом месте можно обнаружить романтику, пространство, находясь в котором захочется сделать глубокий вдох, чтобы дальше жить в полную силу.

На протяжении всего тура вы сможете просто прогуляться по тихим и уютным скверам, узнавая их непростую историю. Также будет возможность изучить некоторые исторические архитектурные сооружения, а в некоторых даже побывать. И, конечно, будет возможность посидеть в закрытом от людской суеты закуточке, согреться и насладиться мгновениями жизни.

Данный тур будет интересен как для детей школьного возраста, так и для взрослых.

Источник:
ВведениеРомантическая история Перми
Данный  тур поможет жителям города и туристам почувствовать, что Пермь — это город не только с насыщенной историей, порой запутанной и бесконечной, но и город, где в каждом историческом месте…
http://izi.travel/ru/be51-romanticheskaya-istoriya-permi/ru

Романтическая история

МОЁ СЧАСТЬЕ, МОЯ ЛЮБОВЬ, МОЯ ИСТОРИЯ

«… Н у вот, опять она вышла, когда мне понадобилась книга с верхней полки» — мысленно проклинала я толи высокую библиотекаршу, толи свой средний рост, толи свою сверхъестественную удачу, при этом изо всех сил пытаясь достать проклятую книгу. В этот момент рука потянулась за книгой, я уже развернулась, чтобы поблагодарить библиотекаршу, но уткнулась носом в грудь… это была мужская грудь… только сейчас я осознала, что рука тоже была мужская…

— Да, куда ты смотришь, ты же чуть человека не угробил.
— Тебе, между прочим, тоже следовало бы следить за дорогой.
— Это тебя не оправдывает, если я тебя не видела, ты должен был меня заметить.
Он виновато посмотрел, и сказал:
— Извини, я задумался.
— О чём, чёрт возьми, можно думать за рулём, ты меня чуть не убил — вновь набросилась я, при этом, размышляя, как же существовал бы дальше без меня этот мир.
Он наклонился так, что я услышала его дыхание, а хриплый голос заставил меня содрогнуться:
— Я думал… о тебе…

Собиралась я около часа (ну у меня час приравнивается 2-ум) перемерев все свои наряды, я остановилась на коротком розовом платьишке, чёрных сапожках на высоком каблуке и небольшой сумочке тоже чёрной. Уже через пол часа я сидела на своём месте в первом ряду в ожидании приятного вечера, но не тут то было (да и как он может быть приятным с моей то удачей, будь она не ладна). Как раз во время моей любимой песни появился опоздавший гражданин. Я обернулась, чтобы посмотреть на этот образец бескультурья и моя челюсть отвисла… Да это был он… Игорь… Он меня тоже узнал, улыбнулся и занял своё место. Я уже собиралась погрузится вновь в атмосферу приятной музыки, Игорь сидел сразу за мной, и начал мне что-то шептать над ухом, что очень меня отвлекало… в перерыве я устала это слушать и на четвереньках вскарабкалась на сцену и объявила:

П опросим на сцену Игоря Жандаренко.

Он казалось бы даже не удивился (и в отличии от некоторых поднялся на сцену по ступеньках) подошёл ко мне взял мои руки в свои и сказал:

— Солнышко, ты выйдешь за меня? — зал залился аплодисментами…

…Я взяла две книги: роман и что-то философское подошла к библиотекарше, гордо выпрямилась и сказала:

— Запишите, пожалуйста, эти книги на формуляр Жандаренко Полины, — улыбнулась и подумала «Как бы жила я без своего зеленоглазого счастья».

Источник:
Романтическая история
Истории о счастливой и увлекательной любви
http://t-loves.narod.ru/istorii-romantik-2.htm

Романтическая история

Она не была поэтесса, но она имела все время на­клонность к поэзии, и от этого наш поэт совершенно от нее растаял.

Кроме того, она вдобавок понравилась ему как тип. То есть ее наружность соответствовала его идеалам.

Она была из блондинок, в то время как там у нее на юге, он говорит, преобладали все больше черные, которые не вызывали у него поэтических эмоций. Тем более что он был лирик и, как он говорит, певец революционных будней. В результате чего он и влю­бился в эту особу до потери сознания.

Ну, вообще — поэт. Мировоззрение. Пылкая, за­бывчивая натура. Стихи пишет. Любитель цветов и хо­рошо покушать. И ему всякая красота доступна. И он психологию понимает. Знает дам. И верит в их на­значение.

Он встретил ее на южном побережье, куда он при­был в сентябре месяце по путевке. И она тоже со своей путевкой прибыла туда же в сентябре.

И там они имели неожиданное счастье встретиться. Они там познакомились. И у него возникло чувство к ней. И она тоже им исключительно увлеклась., И у них там целый месяц прошел, как в угаре.

С одной стороны — море, природа, беззаботная жизнь на готовом питании, с другой стороны — пони­мание с полуслова, поэзия, переживания, красота.

То есть как во сне промелькнули все дни, кото­рые были один другого лучше.

И вот ударило время разлуки. Наступило время расставанья.

Она вернулась к себе в Ленинград и приступила там к завершению курса каких-то там исключитель­ных наук. А он прибыл к себе в Ростов. И там продол­жал свою поэзию.

Но там он продолжать ее не мог, поскольку ему вспоминалась его особа. Он там тосковал по ней. И, будучи лириком, грустил.

И вот, просидев пару недель в своем южном горо­де, он вдруг сложился и, никому ничего не сказав, дер­нул к своей особе в далекий Ленинград.

Он только в последний момент сказал своей супруге: — Возникло чувство к другой. Расстаемся. Деньги буду посылать почтой, И с этими словами махнул в Ленинград, Тем бо­лее она его туда усиленно звала. Она ему говорила: — Приезжай скорей. Я живу там совершенно оди-нжо. Совсем одна. Кончаю курс науки. Ни от кого не завишу. И мы там будем продолжать наше чувство.

И теперь, перебирая в своей памяти эти нежные слова, полные глубокого значения, наш поэт лихора­дочно спешил поскорей с ней встретиться.

И он даже удивлялся, как это он не сообразил сра­зу выехать к ней, раз имелись такие великолепные предпосылки.

Короче говоря, он прибыл к ней и вскоре держал ее в своих объятиях.

И они оба были так довольны, что и сказать нельзя.

Она его спросила: «Надолго ли?», и он ей поэтиче­ски ответил: «Навсегда!» И они опять были очень довольны.

Но он у ней остановиться не мог, поскольку она жила не одна в общежитии.

Не без некоторого волнения он вдруг увидел в ее уютной комнате четыре постели, при виде которых сердце оборвалось в его груди.

Она сказала: — Живу с тремя подругами по образованию. Он сказал: — Я это вижу и недоумеваю. Вы мне сказали о своем одиночестве, через это я и имел смелость при­ехать. Вы, кажется, мне прихвастнули.

Она сказала: — Я это сказала: «живу одиноко» не в смысле комнаты, а в смысле чувства и брака.

Он сказал: — Ах, вон что. В таком случае это недоразумение. После чего они снова обнялись и долго не могли друг на друга налюбоваться. Он сказал: — Ну, ничего. Я пока буду жить в гостинице. А там мы посмотрим. Может быть, вы кончите обра­зование, ила, может быть, я напишу какие-нибудь цен­ные стишки.

И она сказала: — Вот и хорошо.

Он переехал в гостиницу «Гертиесэ и там стал жить.

Но он порядочно уже поистратился и недоумевал, что же, собственно, будет дальше. К тому же, на несчастье, сразу после его приезда она была два. доя подряд именинница. То есть один день у нее были её именины. И наш поэт, зная немного жизнь, было уже совсем успокоился. Но на второй день, без перерыва, ударило вдруг рождение. И наш поэт совершенно обезумел от трат на это. На первый день он ей купил кондитерский крендель. И думал — только и делов. Но, узнавши о рождении, он растерялся и купил ей бусы. Каково же было его удивление, когда она, получив бусы, вдобавок сказала: — Сегодня, по случаю моего дня рождения, я бы хотела в этих бусах пройтись с вами в какой-нибудь ресторан.

И при этом она сказала ему еще что-то про Блока, который в свое время тоже любил почем зря бывать в ресторанах и в кондитерских.

И хотя он ей ответил уклончиво: «То Блок. », но все-таки вечером он с ней побывал в ресторане, где страдания его достигли наивысшей силы по случаю порционных цен, о которых в Ростове слышали только мельком.

Нет, он не был скуп, наш поэт, но он, так сказать, совершенно вытряхнулся. И к тому же, имея мелко­буржуазную сущность, он ей не решился сказать о своем крайнем положении. Хотя намекал, что в гости­ницах ему беспокойно. Но она, подумав о его нерв­ности, сказала: — Надо взять себя в руки.

Он пытался взять себя в руки. И в день ее рожде­ния попробовал было оседлать свою поэтическую музу, чтоб настрочить яко бы несколько мелких сти­хотворений на предмет, так сказать, продажи в какой-нибудь журнал.

Но не тут-то было. Муза ему долго не давалась, а когда далась, то поэт просто удивился от того, что у него с ней получилось. Во всяком случае, по прочте­нии продукции ему стало ясно, что не может быть и речи о гонораре. Получилось нечто неслыханное, что поэт приписал отчасти своей торопливости и неспокой­ствию духа.

Тогда наш молодой поэт, подумав о превратностях судьбы и о том, что поэзия — дело, в сущности, темное, не способствующее ведению легкой жизни, продал на рынке свое пальто.

Ц налегке побывал со своей барышней там, где она того хотела.

После чего он рассчитывал пару дней прожить легко, стараясь ни о чем не думать, так сказать, с полное свое удовольствие, снимая пенки с блестящего ресторанного вечера. И только уже после этого он ре­шил обдумать свое положение. И как-нибудь извер­нуться. В крайнем случае он надумал призанять некоторую сумму у своей особы.

Но на другой день после ее рождения вдруг ударил в Ленинграде ранний мороз. И наш поэт в легком пиджачке стал на улице попрыгивать, говоря, что он совершенно закалился там у себя, на юге, и потому так ходит почти без ничего.

В общем, он простудился. И слег в своей гостинице «Гермес». Но там удивились его нахальству и сказа­ли, что прежде следует заплатить за номер, а потом хворать.

Но все же, узнав, что он поэт, отнеслись к нему гуманно и сказали, что вплоть до выздоровления они его не тронут. После каковых слов поэт совершенно ослаб физически и дней шесть не поднимался с посте­ли, ужасаясь, что даже за лежачего жильца в совет­ских условиях насчитываются за номер те же суточ­ные деньги.

Барышня его посещала и приносила ему покушать, а то ему пришлось бы совсем невероятно. И, может быть, он даже бы не поправился.

После выздоровления поэт было думал снова «на пушку» поймать свою музу. Но та вовсе отказала что-либо путное ему присочинить. И поэт до того упал духом, что дал себе обещание, в случае, если он вы­путается благополучно из создавшегося положения, непременно найти службу, чтоб не полагаться в даль­нейшем на чистое искусство.

Правда, после того, как у него в номере побывал директор гостиницы, поэт еще в третий раз пробовал приблизиться к своей поэзии, но, кроме как трех строк, ему ничего не удалось из себя выжать: В который раз гляжу на небо И слышу там пропеллеров жужжанье, И кто-то вниз сигает на.

Но уже слова «на парашюте» никак не входили в размер стиха. А сказать «с парашютом» он не ре­шался, не зная авиационной терминологии. После чего поэт окончательно захандрил и сложил оружие.

Мечты же занять у своей подруги оказались тоже нереальны. К его удивлению, в тот самый момент, ког­да он было решился ей сказать об этом, она сама ему сказала о том же, но только про себя, а.не про него. Так что поэт, ослабший от болезни, не сразу даже и понял всю остроту ситуации. Она сказала, что ей до получения пособия осталась ровно неделя и что если он сможет, то пусть ей кое-что одолжит, тем бо­лее что она ему покупала еду во время болезни.

Он сказал: «Непременно».

И после ее ухода решил ликвидировать свой ко­веркотовый костюм.

Он продал на рынке костюм, отчасти устроился со своими делами и в одной майке и в спортивных брюч­ках вдруг в один прекрасный день явился к нам в ле­нинградский Литфонд, где и рассказал нам эту свою историю.

И мы ему дали за этот рассказ сто рублей на би­лет, с тем, чтобы он ехал к себе на родину. И он нам сказал: — Этой суммы мне хватит, чтобы уехать. А я бы желал прожить еще тут неделю. Мне бы этого очень хотелось.

Но мы ему сказали: — Уезжайте теперь. И лучше всего устройтесь там у себя на работу. И параллельно с этим пишите иног­да хорошие стихи. Вот это будет правильный для вас выхрд.

Он сказал: — Да, я так, пожалуй, и сделаю. И я согласен, что молодые авторы должны, кроме своей поэзии, опирать­ся еще на что-нибудь другое. А то вон что получается. И это правильно, что за это велась кампания.

И, поблагодарив нас, он удалился, И мы, литфондовцы, подумали словами поэта: О, как божественно соединение, Извечно созданное друг для друга. Но люди, созданные друг для друга, Соединяются, увы, так редко.

На этом закончилась история с начинающим поэ­том.

Источник:
Романтическая история
Романтическая история
http://zoschenko.info/cat/208/86.html

Романтическая история

Схема фильма хороша, но далека от реальности, как Баскунчак, где снималось кино, далек от Байконура, где был построен космодром

Странно, но последний кадр не запоминается. Исчезает из памяти. Может быть, потому не запоминается, что весь фильм словно бы истаивает в чеховской тоске-печали, в весеннее-осенней хмари, зябкой, стылой, то ли тающей, то ли замерзающей.

Между тем «Бумажный солдат» Алексея Германа-младшего, удостоенный двух наград Венецианского кинофестиваля за лучшую режиссуру и за лучшую операторскую работу, странно красив. Тютчев объяснял, чем ему нравится осень – «божественной стыдливостью страданья». Вот ровно такая же красота в фильме у Германа-младшего. Весенний парк, обледеневшая земля, поверх льда вода, голые ветви кустов… Женщина читает письмо, за спиной женщины кто-то бормочет про лебедя Борьку, любимца москвичей, женщина комкает письмо, бросает его на лед, быстро бежит прочь мимо стоящего на льду нелепого, трогательного огромного лебедя. Он совершенно не к месту. Он не туда попал, этот лебедь.

А вот кадр, который мог бы быть последним, но тогда фильм был бы нарочит и дурновкусен. На земле, покрытой тонким слоем воды, лежит человек. В облачное небо над ним взмывает ракета. Поле для аллегорических толкований распахнуто. Врач, готовивший космонавтов к полету, не выдержал ответственности, свалившейся на него: ведь нет никакой гарантии, что полет будет успешным, и тогда получится, что он послал человека на смерть. Он весь испереживался, этот врач, убежденный коммунист, сын репрессированных хирургов. Его переживания кончились сердечным припадком и смертью. Он – отважный солдат из песенки Окуджавы. Переделать мир хотел, чтоб стал счастливым каждый, а сам был бумажный. Вот и сгорел ни за грош.

Он совершенно чужд этому миру, как… мерзнущий лебедь Борька в московском парке. Чтобы подчеркнуть полную, абсолютную нездешность этого врача, Даниила Покровского, Герман поручает роль грузинскому артисту Мерабу Нинидзе. В детстве Нинидзе сыграл внука диктатора в знаменитом «Покаянии» Тенгиза Абуладзе. Теперь его герой – врач, готовящий к полетам первых космонавтов. Здесь тоже открывается поле для аллегорических и символических толкований, но упражняться в этом не стоит.

Есть в фильме некое поэтическое преувеличение. Судите сами: вот крепкие, спокойные, улыбчивые парни, а вот издерганные, закомплексованные интеллигенты, которые этих парней отправляют в космос и так мучаются от взваленной на плечи ноши, что мрут от сердечных приступов тут же после взлета. Тот из руководителей, кто не помирает вследствие душевного расстройства, получается, такой же крепкий, улыбчивый парень, спокойный и решительный, без комплексов, как парень, посланный им в космос. Пафос очевиден. Не презирайте чеховских интеллигентов за их сомнения, колебания, комплексы, истерики, уважайте этих бумажных солдат хотя бы за то, что даже в походно-полевых условиях они умудряются сохранять белоснежную рубашку.

Пафос хорош, но, как всякий пафос, отстоит от реальности, как отстоит от реальности русская священническая фамилия интеллигентного грузина. Схема хороша, но далека от реальности, как Баскунчак, где снималось кино, далек от Байконура, где был построен космодром. Баскунчак – идеальное место для воплощения режиссерской идеи Германа-младшего и совершенно неподходящее место для воплощения расчетов Сергея Королева.

Барханы соли, размытая вязкая земля, соленая вода, разлитая по плоской почве, как по тарелке, темные дощатые бараки – несчастная, нищая страна, которая совершает чудо – благодаря своим издерганным интеллигентам и спокойным людям из народа первой прорывается в космос. Байконурский пейзаж вовсе не таков. Пустыня. Сухость. Холод зимой, жара летом, но зябкости и мелкого дождика, хлюпающей вязкости под ногами там нет.

Подчеркнуто натуралистическими средствами Герман снимает поэтическое, символическое кино. В фильме солдаты сжигают опустевшие бараки лагеря – суровая правда жизни? Вовсе нет. В условиях суровой правды жизни московская интеллигентная женщина (Чулпан Хаматова), размахивая письмом от мужа, работающего врачом на космодроме, вряд ли добралась бы до этого самого космодрома, где у мужа есть любимая женщина (Анастасия Шевелева).

Это романтическая история про несчастного принца, который полюбил двух женщин. И они его полюбили. А он умер от невыносимой тяжести бытия. А они заплакали над его могилой и подружились. И стали жить-поживать вместе. Храня память о том, кого не сберегли. Вот и последний кадр вспомнился: две женщины смотрят на бескрайнюю снежную русскую равнину. Прошло десять лет после смерти их любимого. Они только что помянули погибшего в авиакатастрофе первого космонавта, которого хорошо знали.

«Бумажный солдат». Режиссер, автор сценария Алексей Герман-младший, при участии Владимира Аркуши и Юлии Глазаровой. Операторы-постановщики Максим Дроздов, Алишер Хамидходжаев

Источник:
Романтическая история
Схема фильма хороша, но далека от реальности, как Баскунчак, где снималось кино, далек от Байконура, где был построен космодром
http://expert.ru/northwest/2008/45/kino/

Романтическая история любви

Один пожелавший остаться неизвестным бизнесмен ехал как-то по Казани на троллейбусе, и познакомился там с девушкой, которая впоследствии стала его женой. Такая, казалось бы, классическая история когда человек встретил свою любовь в общественном транспорте. Однако, в данном случае бизнесмен был окрылён прекрасными чувствами настолько, что сам купил троллейбус и подарил его городу.

(автор Дима Канеки, отсюда).

Московский бизнесмен подарил Казани троллейбус в благодарность за любовь
Мужчина встретил в столице Татарстана свою будущую жену [фото]
Поделиться: Flip
Ежедневная рассылка новостей KP.RU
В память о любви мужчина подарил Казани романтичный троллейбусВ память о любви мужчина подарил Казани романтичный троллейбус
Изменить размер текста:

Троллейбус любви отправился в свой первый путь в субботу. Увидеть «рогатого», украшенного розами, можно на шестом маршруте. Узнать троллейбус легко: он непривычного розового цвета, а на боку надпись: «Поездка, ставшая судьбой. ».

Романтичное настроение создает и музыка внутри троллейбуса. В поездке пассажиры могут наслаждаться песнями о любви: «Миллион алых роз», «Городские цветы».

Столь располагающая к знакомству обстановка в троллейбусе не случайна. Бизнесмен из Москвы, который подарил его Казани, когда-то сам встретил в нашем городе любовь.

— Он уже был в Казани несколько лет назад в командировке и познакомился в троллейбусе с будущей женой, — говорит заместитель директора второго троллейбусного ДЕПО Римма Шайгиева. – Этот троллейбус он подарил городу в благодарность за то знакомство, изменившее его жизнь.
Знакомство произошло несколько лет назад

На этом история не закончилась, и бизнесмен продолжил покупать Казани троллейбусы, раскрашивая их в розочки. Вот недавно очередной рогатый, украшенный цветами и надписью «Поездка, ставшая судьбой» вышел на линию.

Тронуло до глубины души.. Обычно же богатые люди яхты и виллы себе покупают, а тут.

(автор Дима Канеки, отсюда).

Всего таинственный меценат уже успел подарить городу 4 троллейбуса. Первым была «Оптима», вот она.

(автор Дима Канеки, отсюда).

Потом уже пошли более современные «мегаполисы». В них играют всякие романтические песни о любви, а иногда проходят акции — всем пассажиркам дарят цветы.

(автор Дима Канеки, отсюда).

Говорят, что в планах было оснастить своими машинами весь 6-й маршрут, собственно на котором и случилось судьбоносное знакомство. Но пока средств, видимо на полный выпуск не хватает.

(автор Дима Канеки, отсюда).

В общем, мужик — настоящий молодец! А меня же в этой истории озадачило больше вот что.. Как же вот он так взял пришёл на завод, договорился, чтобы ему троллейбус сделали. Потом договорился с депо, чтобы его приняли, взяли на баланс. А если им бы было «не нужно»? И как вот это всё оформлялось, интересно? Обычно ж всякие конкурсы нужно проводить, а тут для них какая-то совершенно внешаблонная для них ситуация. Хотя и очень классная.

И что бы делали Ликсутов с Собяниным, если бы им такой «подарок» сделал кто-нибудь? Вообще, думаю, что было б у меня много денег, может быть тоже бы «благотворительностью» занимался..

Источник:
Романтическая история любви
Возьмёмся за формат, совершенно нетипичный для этого блога — чувства и отношения. Смотрю по топу жж, что это востребовано и обсуждаемо, так что попробую ка я тоже. Вот вам одна прекрасная и трогательная история, которая длится уже несколько лет. Один пожелавший остаться неизвестным бизнесмен ехал…
http://griphon.livejournal.com/393907.html

COMMENTS