Прости не могу говорить

5 шагов к прощению – если не можешь себя заставить простить

5 шагов к прощению – если не можешь себя заставить простить

Должен простить. Хочу простить. Стараюсь простить. И чувствую, что не могу. Психолог и психотерапевт Марина Филоник – о прощении.

Если женщина вас любитпрощает всё, даже преступление; если же нет – то не замечает и самих добродетелей.

Оноре де Бальзак

Должен простить. Хочу простить. Стараюсь простить. И чувствую, что не могу. Уговариваю себя, осознаю всю важность прощения, знаю слова Христа о прощении «до семижды семидесяти раз» (Мф. 18:22) и, что еще страшнее, о том, что «так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мк. 11:25-26), выжимаю из себя прощение, а чуда не происходит.

Но уж в Прощеное воскресенье я точно должен простить. Я с улыбкой говорю: «Бог простит, и я прощаю», и уже сам почти верю в эти слова, но в глубине души всё равно знаю, что вот этого человека, вот этот поступок я простить не могу. Остальных, может, и могу, а вот этого негодяя – никак, уж очень большое зло он сделал для меня, уж очень сильные раны нанес, и они болят по сей день – не могу! Может быть, я уже не желаю ему зла и не проклинаю его (что уже хорошо), но не могу простить.

Иногда я даже искренне считаю, что вот такие вещи прощать нельзя, и это справедливо – и многие меня в этом поддерживают, потому что бывает на свете вопиющее зло, и это объективно так.

А бывает, что я искренне хочу простить и даже молюсь об этом, прошу даровать мне дар прощения – и снова чуда не происходит. Почему?

Сегодня, когда Церковь особенным образом призывает нас к прощению, к примирению, к освобождению – перед входом в Великий пост, хочется сказать несколько слов в том числе о некоторых мифах о прощении, а также поделиться размышлениями, часть которых была озвучена ранее.

1. Прощение – не одномоментный акт и не волевое решение

Невозможно просто взять свою волю в кулак и резко всех простить. Может быть, у кого-то так получилось, может быть, есть такие люди (хотя, мне кажется, я таких не встречала), которые как только решили, что надо кого-то простить, тут же это исполнили и с чистым сердцем могут сказать: как только я захотел простить, я простил. И такие люди, наверно, могут сказать нам с укорением: «А ты чего не простил до сих пор? Зачем ты носишь в себе обиду? Она разъедает тебя, дает физические болезни, мучает тебя, прости и иди дальше» (делай, как я, посмотри на меня, как в той песне начала 90-х). И если мы такое слышим, это вгоняет нас в еще большее чувство вины и тем самым НЕ приближает к прощению. Ниже станет ясно, почему.

Для начала успокойтесь и не пытайтесь выжать из себя то, чего сейчас нет – это путь лицемерия, насильно из себя добро не выжмешь.

Лучше просто спокойно признать и по возможности принять тот факт, что сейчас я еще имею на кого-то обиду, сейчас я пока еще вот это не простил – пока что это так. И это нормально, потому что многие раны заживают долго и болят годами, не все болезни лечатся как ОРВИ или грипп, не всё происходит быстро, и – главное – не всё в наших силах.

Я не хочу сказать, что надо на всё «забить» и плыть по течению (мол, само заживет и отвалится), но хочу подчеркнуть, что важно для начала честно констатировать то, что есть – без истерики и поедания себя нездоровым чувством вины.

Часто мы встречаемся с мифом о всемогуществе человека, что главное захотеть – и всё у тебя получится. И в Церкви мы тоже нередко с этим встречаемся. Я должен больше никогда не грешить, я должен всех любить, я должен всех простить и т.п.

Если должен – значит, МОГУ: иначе невозможно быть должным сделать то, что ты не можешь.

И вот эти требования к себе вгоняют нас в невротическое чувство вины (то есть переживание чувства вины там, где объективной вины нет), в переживание собственной плохости, никчемности, никуда не годности и т.п. И эти переживания удивительным образом не имеют ничего общего со смирением (знанием своей меры) и, как правило, совсем не приближают нас к Богу. Подробнее об этом можно прочитать здесь.

Так вот – важно признать правду о себе, и она может быть даже более болезненной, чем переживание бесконечной виноватости по поводу и без повода. Правду о своем бессилии, о своей малости, беспомощности, слабости. Правду о том, что я чего только не делал, а мое сердце так и не стало мягче, добрее, в нем так и не прибавилось любви, хотя, может быть даже, я делал много дел любви, творил дела милосердия, помогал и служил ближним, но внутри так и не смог себя изменить. И может быть – о ужас – никогда не смогу. Не смогу прибавить в себе любви, и вместе с ней прощения, как не могу прибавить себе сантиметр роста (Мф. 6:27).

Как важно смочь встретиться с этим: может быть, я никогда не сумею себя изменить, я столько старался, и ничего не вышло. Может быть, никогда я не смогу… И в этой точке невозможности, в этой точке бессилия и беспомощности, когда руки опускаются в истощении, важно задать себе вопрос: а для чего я так стараюсь измениться? Какова цель? Какова мотивация моей работы над собой? И что случится, если я никогда не изменюсь, если останусь таким, какой я есть?

И еще: может быть, в этой точке бессилия и беспомощности мне наконец по-настоящему станет нужен Бог, и тогда опущенные руки поднимутся к Небесам. Но с какой просьбой они поднимутся? И зачем мне станет нужен Бог? Чтобы дать мне дар прощения? Чтобы поднять меня и менять меня, потому что я сам не могу? Чтобы я наконец стал хорошим и достойным Царствия Небесного, стал достойным встречи с Богом? Или, может быть, мне в этой точке отчаяния наконец станет нужен Бог, чтобы просто меня любить.

Нам безумно трудно поверить, что Бог любит нас уже сейчас, уже сегодня и еще вчера, и что Его Любовь БЕЗусловна, НЕ зависит от наших дел. Мы к этому еще вернемся.

Есть еще важный вопрос, когда мы говорим о прощении и хотим кого-то простить. А какова мотивация? Почему мне так важно простить? Зачем я хочу простить? Бывает, что верующий человек мотивирован страхом, то есть рассуждает примерно так: «Если я не прощу, то попаду в ад. Поэтому я должен простить. И – о ужас – я не могу простить! Бог не простит меня, и, значит, я погибну в вечности». Вообще, страх – не лучшая мотивация. Много для чего, в том числе для подлинного развития, возрастания, становления личности, преображения. И в педагогике, и в духовной жизни.

Страх наказания может хорошо влиять на внешнее поведение (не буду делать что-то плохое, чтобы никто не заметил и не наказал), но не способствует взрослению.

На страхе далеко не уедешь. Многие могут здесь начать спорить, но это тема отдельного разговора.

Пока скажу только: неужели вы всерьез думаете, что если человек хочет простить, осознает в себе эту проблему, кается, старается и у него не получается, неужели Любящий Отец посмотрит на него и скажет: нет, этого человека нельзя простить, ему место в аду, потому что он не простил своим ближним, как Я ему велел. Простите за такой текст от лица Бога, но я хочу сказать, что наши представления о Нем как о карающей инстанции, скорее всего, являют собой искажение образа Бога, Который есть Любовь, с Которой нам так трудно встретиться.

Кроме страха попасть в ад, мотивация простить может быть связана с тем, чтобы быть хорошим и заслужить прощение. Мы боимся предстать перед Богом такими, какие мы есть – в частности, с нашим непрощением в сердце и с нашим бессилием. Иными словами, бывает, что мы хотим повлиять на отношение Бога к нам. Или нам кажется, что надо сначала стать лучше, а потом уже идти к Богу (негоже идти к Нему таким непричесанным).

Эта логика очень понятна в отношениях между людьми. И мы судим о других по себе, в том числе о Боге думаем, что можем (а может быть, даже должны) повлиять на Его к нам отношение. То есть опять и опять – не можем поверить, что Он УЖЕ нас любит. И не просто «нас», а меня конкретно, меня такого, какой я есть сейчас, такого кривого и несовершенного, в том числе – вы не поверите – даже тогда, когда я не прощаю.

4. Смена парадигмы – разрушение мифа о всемогуществе

Как мы относимся к себе, так же и к другим, и по той же модели строятся наши отношения с Богом. Если я считаю, что могу взять себя в руки и резко исправиться (миф о всемогуществе), то я буду ждать того же и от других и, соответственно, буду их осуждать (а себя обвинять). Моя любовь на этом этапе условна, то есть зависит от условий, и еще она требовательна, ее пока трудно назвать принимающей (я должен, он должен, все друг другу что-то должны, и неважно при этом, могут ли). Такое отношение к себе и другим пока не приближает меня к смирению и прощению, зато отлично вгоняет в невроз.

Если я понимаю, что я реально очень мало что могу, а может быть, и совсем ничего не могу сам, то тогда я понимаю, что и другой, так же, как и я, мало что или почти ничего не может.

И тогда я перестаю его осуждать. И могу увидеть, что и я, и он – в одной лодке. Это приближает меня к прощению, потому что я начинаю видеть, что, скорее всего, обидчик сделал мне больно не специально, не со зла, и, скорее всего, в тот момент времени он просто не мог поступить иначе по каким-то своим причинам, которые я, может быть, пока не вижу.

Однако принять свое бессилие весьма и весьма трудно. Почти в любой аудитории, где мои коллеги и я начинаем об этом говорить, разгораются жаркие споры о том, что на самом деле мы можем, например, влиять на возникновение своих эмоций и на чувство обиды, в частности.

5. Альтернативный путь – сначала принять прощение Бога и Его Любовь ко мне грешному

Как важно бывает сначала простить себя, позволить своему сердцу умягчаться под Светом божественной Любви, в Его руках. Дать Богу делать то, чего Он так хочет – дать Ему возможность меня любить! И через это дать Ему возможность менять меня так, как Он (а не я) этого хочет. Отдать Ему свое раненое, заскорузлое, черствое сердце («сыне, даждь Ми твое сердце»), чтобы оно постепенно начинало оттаивать, отогреваться. Не я его буду менять своими руками, а отдам его в руки Божии, чтобы Любовь его преображала, чтобы Бог его взял в Свое милосердие.

Это может быть, в частности, такой молитвой, когда я просто встану (или сяду, как угодно) перед Богом, войду в Его присутствие, как призывает нас владыка Антоний, и просто замолчу перед Ним. И потом честно скажу:

«Господи, вот я. Такой, какой есть. Есть во мне обиды и раздражение, суета и тревога, боль и страх. Боюсь Тебя, не верю нутром в Твою безусловную Любовь, хочу заслужить Твое прощение и Любовь… Ты видишь, как я пытаюсь простить и не могу, как я стараюсь и опять падаю, но прошу Тебя, приди Ты Сам и сделай что-нибудь, потому что я сам не могу!»

И можно честно поплакать перед Богом, всё-всё Ему рассказать, и про обидчика-негодяя, и про мою боль, и про мое бессилие. И в какой-то момент, может быть, просто замолчать и не пытаться что-то делать. Просто быть. Быть с Ним. Позволить Богу меня любить, быть открытым к Его Любви, дать Ему действовать. Ведь в молитве главное не то, что мы делаем (Бог и так про нас всё знает), а то, что Он делает в нас.

Источник:
5 шагов к прощению – если не можешь себя заставить простить
5 шагов к прощению – если не можешь себя заставить простить Должен простить. Хочу простить. Стараюсь простить. И чувствую, что не могу. Психолог и психотерапевт Марина Филоник – о прощении.
http://religiya.temaretik.com/1073139646574626822/5-shagov-k-proscheniyu—esli-ne-mozhesh-sebya-zastavit-prostit/

Научись говорить «Прости»

«Признавайтесь друг пред другом в проступках» (Иакова 5:16).

Часто ли вам приходится извиняться? Иногда мы говорим слова извинения на ходу, машинально, даже не задумываясь, приняты ли они тем человеком, кому адресованы. Как правильно сказать: «Извини», и как исправить отношения или уладить конфликт?

Приносить извинения нужно искренне, по возможности компенсировать нанесённый ущерб и постараться, чтобы подобные ошибки более не повторялись. Ваше решение сказать: «Извини» может продемонстрировать, насколько важны для вас отношения с этим человеком. Многие ссоры, которые можно было бы легко уладить, будучи оставлены на самотёк, неизбежно приводят к гниению и заражению отношений между людьми. Горечь порождает горечь. Лучше всего попытаться быстро исправить нарушенные взаимоотношения, даже если вы не являетесь причиной возникновения конфликта.

Хладнокровная оценка своих ошибок очень важна. Это помогает понять, насколько сильно и почему ваши поступки обидели человека. Единственный эффективный способ сделать это — поставить себя на место этого человека и задать несколько важных вопросов:
– Как мои действия повлияли на её (его) жизнь?
– Повлиял ли мой поступок на самолюбие этого человека?
– Повлияло ли это на меня?
– Это непоправимо, или ещё есть возможность всё исправить?
Именно в этот момент нужно отнестись к ситуации со всей серьёзностью. Постарайтесь всё оценить верно и проникнуться чувствами другого человека.

Ваши извинения очень важны. Чтобы это помогло, вам нужно всё очень хорошо взвесить. Извинения должны:
– определять вину («Я подвёл тебя»);
– определить, как и почему ваш проступок навредил человеку, и показать, что вы осознали свою вину;
– выразить желание не потерять важные для вас отношения («Твоя дружба для меня очень важна»);
– считать себя в ответе за сложившуюся ситуацию — не время отрицать свою вину.

Конечно, важные слова «Мне очень жаль» обязательно должны присутствовать в вашей речи. Однако НИКОГДА не давайте обещаний, что такое больше не повториться. Эта своеобразная ловушка — человек грешен по своей природе и, надеясь на себя, может повторять проступки вновь и вновь. Только с Божьей помощью мы сможем не оступиться: «Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Филиппийцам 4:13). Просите помощи у Бога.

Ваши предложения должны быть уместны. По возможности, постарайтесь показать человеку, что вы поняли свою вину.

Не задавайте вопросы: «Как я могу всё исправить?» или «Что мне сделать, чтобы загладить свою вину?» Предпримите действия, которые покажут, что вы осознали свою ошибку и вам по-прежнему стоит доверять.

Вспоминать свои прежние ошибки — не очень приятное занятие. В будущем вам всё равно придётся извиняться за что-то (это неизбежно), но желательно не за те же ошибки. Поэтому вспомните, что привело к ошибкам, и подумайте, как можно избежать этого в будущем. Например, если вы не выполнили своё обещание, поскольку были слишком заняты, нужно стать более организованным. Помочь в этом может понимание своих ошибок и искреннее глубокое раскаяние.

Слово Божье даёт нам практическое руководство к действию: «Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Матфея 5:23, 24). Иисус описывает, как некто принёс в храм свою жертву, чтобы священник совершил жертвоприношение. Он уже готов исповедать свои грехи, но вдруг вспоминает о своих не совсем добрых отношениях с соседом. Спаситель ясно говорит, что ему нужно делать: если он хочет, чтобы его жертва была принята, он должен пойти и примириться со своим ближним. Эта иллюстрация показывает, что если мы хотим быть в мире с Богом, то должны быть в мире с другими людьми.

Подготовила Елена Двинянинова

Источник:
Научись говорить «Прости»
«Признавайтесь друг пред другом в проступках» (Иакова 5:16). Часто ли вам приходится извиняться? Иногда мы говорим слова извинения на ходу, машинально, даже не задумываясь, приняты ли
http://sokrsokr.net/nauchis-govorit-prosti/

Не застревайте в непрощении

О прощении сказано много христианских проповедей и написано немало книг. И все-таки вопросы у нас остаются, и каждому приходится искать на них ответы самому, пусть и прибегая порой к помощи духовно опытных людей. Всегда ли прощение означает полное восстановление прежних отношений? А если не всегда, как узнать, на пути ли мы к прощению? Совместимо ли прощение с отстаиванием своих личных границ? Как быть, если простить не можешь, не в силах? Об этом рассуждают клирик собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка в Санкт-Петербурге, известный церковный публицист протоиерей Константин Пархоменко и его супруга, семейный психолог Елизавета Пархоменко.

— В Новом Завете тема прощения возникает сразу, а Ветхому она что же — чужда?

Итак, человеку дается возможность начать жизнь заново. И бесконечно прощенный христианин, начиная свою христианскую жизнь, также должен простить другим людям. Об этом говорится в молитве, которую оставил нам Сам Христос — «Отче наш»: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». В более древней версии было: «…как и мы простили должникам нашим». Древние христиане отталкивались от того, что они прощены и сами уже всем простили, что теперь они по-новому строят человеческие отношения. Но постепенно Церковь стала понимать, что, к сожалению, мы не дотягиваем до этого уровня — мы хотели бы простить, но пока только учимся прощать. Поэтому слово изменили, чтобы там отражалась вот какая мысль: «Прости нам настолько, насколько мы учимся прощать».

Когда я был мальчиком, у меня был друг, которого я очень любил. И однажды он надо мной посмеялся в присутствии компании дворовых ребят. Для меня это было ударом. Потом он много раз приходил ко мне, но я так и не смог наладить с ним общение. Я был далек от веры, и, помню, меня эта история ранила очень сильно. Мне было очень грустно, что я потерял близкого друга. Хотя, по правде говоря, потерял не по вине того мальчика, а по своей узости и неспособности простить. Теперь я иначе отношусь к подобным человеческим поступкам — прощаю людям, понимаю, что каждый может оступиться, что и сам я совершал грехи по отношению к моим ближним. Вот как в браке супруги постоянно друг перед другом бывают виноваты и постоянно друг друга прощают — и это становится полем для совместного роста. А без прощения рост невозможен.

Елизавета Пархоменко: Христос задает высокие стандарты, и без этого христианство немыслимо. И слова Христа о прощении — одни из самых ярких. Но любому из нас когда-то бывает сложно простить обидчика. Одно дело — сказать: «Я прощаю», другое дело — действительно примириться, принять. И мне бы хотелось здесь разграничить наши поступки и наши чувства. Когда Христос говорил о прощении, Он говорил именно о делах, а не о чувствах.

Мне кажется, что понимание этого снимает с человека чувство вины за «неспособность простить». Потому что одно дело — высокая планка, которая нам задана, и наши чувства в связи с этим, другое дело — понимание того, что нужно сделать вот здесь и сейчас, когда высокий идеал еще не достигнут, а на достижение этого идеала может уйти вся жизнь. И если я в ответ на сделанное мне зло не отвечаю злом, то уже выполняю заповедь Христа. А дальше я уже могу размышлять о том, что мне делать, если я человека прощаю и злом за зло ему не воздаю, но у меня остается в душе очень сильное напряжение, с которым тяжело жить. Как раз с этим люди приходят к священнику и к психологу.

Протоиерей Константин Пархоменко: Да, да. Наше прощение — как понимал его Христос — это прежде всего не психологическая перемена в нас (эмоциональное состояние не изменяется так быстро, особенно если обида нанесена сильная), а наше доброжелательное отношение к тому, кто нас обидел. То есть сначала прощение, выражающееся в нашем добром отношении к обидчику, а потом, надеемся, придет и психологическое прощение. Это как в заповеди о любви к врагам: ведь речь идет не об эмоциях, а о делах любви, о том, что мы не должны воздавать злом за зло, что мы должны делать добро в ответ на зло.

Ко мне часто приходят люди, пережившие большие жизненные потрясения. Например, женщина, над которой в детстве издевался отец — вплоть до сексуального насилия. Она разговаривает со мной, плачет, трясется, говорит, что не может этого простить. И я не могу ее за это осудить. Но я говорю ей: «Даже если Вы не можете простить отца, начните делать ему добро, начните строить с ним общение, не мстите ему тем, что порвали с ним отношения, молитесь Богу, чтобы Он дал Вам силы простить отца в сердце». Если начинает выстраиваться такой диалог, то и внутренне человек как-то меняется.

— Да, прощать необходимо, но как быть с личными границами, их ведь надо как-то защищать…

То есть не нужно связывать прощение с безусловным разрешением другому поступать с нами так, как он хочет. Отстаивая свои границы, можно продолжать относиться к человеку вполне доброжелательно.

— А если я не обижаюсь на человека, но избегаю с ним общения, потому что не доверяю ему, так как он может представлять для меня какую-либо опасность, значит ли это, что я его не простил?

Протоиерей Константин Пархоменко: Думаю, что нет. Дистанция — это нормально. Но самый достойный, как мне кажется, вариант — открытый, честный, когда, например, я продолжаю с человеком доброжелательно общаться, но не начинаю с ним новых совместных дел. Если человек меня раз за разом обижает, я могу общение и не поддерживать, но сохранять доброжелательное к нему отношение. Можно сказать честно: «Извини, пожалуйста, мне тяжело с тобой общаться, я что-то в себе не могу преодолеть».

Вот пример: у нас в храме был брат, алтарник, который любил тайком запускать руку в церковную кружку. Это было замечено один раз, другой, третий, ему деликатно сделали замечание, он пытался как-то выкрутиться. Все поняли, что от этого брата можно ждать подобных поступков и впредь. Однако отношение к нему не изменилось. С ним продолжали доброжелательно общаться, просто его больше не ставили в ситуацию, которая могла бы его искусить, и, так или иначе, контролировали. То есть у нас не было негатива по отношению к нему, было понимание, что все люди немощные и что вот этот наш брат не может свою немощь победить. Знаете, на радиостанции «Град Петров», куда я хожу записывать передачи, раньше висело объявление, которое мне очень нравится: «Дорогие братья и сестры! Не оставляйте вещи без присмотра, не искушайте немощных доступностью денег».

Елизавета Пархоменко: Это зависит от того, о каких людях идет речь, чего они хотят добиться. Я думаю, что простить человека так, чтобы потом еще и строить с ним отношения, можно, если человек этого прощения просит. И иногда для того, чтобы человек попросил прощения, достаточно просто сказать ему о том, что он нас обидел. Это часто происходит в семьях — я вижу это в работе с моими клиентами: иногда человеку стоит только попросить прощения, как он тут же это прощение получает.

— Но не следует ли христианину отказаться от защиты личных границ, доверив их исключительно Богу? Преподобный Серафим Саровский не только простил напавших на него разбойников, но и запретил их преследовать по закону, то есть вторгся и в юридическую область.

Протоиерей Константин Пархоменко: Думаю, что это зависит от личного решения человека в конкретной ситуации. Бывает, что возможно не одно, а несколько правильных решений. Мы знаем, что разбойники, напавшие на Серафима Саровского, покаялись. Может быть, это Господь святому открыл, что их не нужно преследовать. А какие-то другие могли не покаяться — их бы отпустили, а они пошли бы и кого-то другого ограбили или зарезали. Так что история с Серафимом Саровским — это исключительный случай, возможный, в первую очередь, со святым человеком. Ее ни в коем случае нельзя возводить в общее правило. Нельзя не давать вершиться правосудию, которое ограничивает распространение зла.

— Даже и в церковной среде порой приходится слышать, что прощать мы должны только тех, кто прощения у нас просит, а если человек не просит, то какое же может быть ему от нас прощение…

Протоиерей Константин Пархоменко: Христос же не ставил никаких условий для нашего прощения. Он не говорил: «Прощайте после того, как у вас попросят прощения». Он заповедал нам любить наших врагов. Подразумевается, что враг у нас прощения не просит,— ведь если он попросит, то уже перестанет быть нам врагом.

Елизавета Пархоменко: Как ни странно, мы сами решаем, прощать или не прощать, злиться или не злиться. Часто можно услышать: «Я злюсь и ничего не могу с этим сделать». На самом деле может. И первый шаг здесь — принятие на себя ответственности за свое состояние: «На самом деле это я злюсь, это не тот другой человек отвечает за мою злость. Кнопочка включения и выключения моей злости находится не где-то там, а во мне».

— Если человек говорит: «Что мне делать? Как мне простить?» — значит он уже ищет решение. А если человек такого решения не ищет? Как подвести к мысли о необходимости прощения?

Елизавета Пархоменко: Если человек не хочет прощать и доволен этим, то, пока с ним не случится что-то, что подвигнет его именно к прощению, его невозможно заставить простить. Точно так же как алкоголика невозможно убедить в том, что ему пора бросить пить, пока у него самого не созреет такое решение. Возможно, для этого ему придется дойти до дна.

Протоиерей Константин Пархоменко: Одно дело — простить человека, который у тебя взял деньги и не отдал, другое — простить убийцу твоего ребенка. Возможно, во втором случае человек в этой жизни и не сможет простить. Но как христианин он может сделать все возможное для этого, молиться, чтобы Господь дал ему мир в душе.

Протоиерей Константин Пархоменко: И в духовной жизни то же самое. Если человек считает себя христианином, но не прощает, то происходит остановка в духовном росте.

— А как самому себе ответить на вопрос, простил ты или нет?

Протоиерей Константин Пархоменко: Как духовник, я вижу следующее: приходят люди, что называется, «ультраправославные», соблюдающие все посты, читающие акафисты. Говорят, что всех простили и всех любят, но начинается исповедь, и из человека изливается просто поток осуждения. Вероятно, у них накопились неразрешенные проблемы, в которых они сами себе боятся признаться. Идеал прощения — это принять обидчика в его прежнем статусе. Помните, как в евангельской притче отец принимает блудного сына (см.: Лк. 15, 11-32)? Он возвращает ему все, вплоть до права опять считаться наследником своего состояния. А если так не получается, значит надо с этим работать.

Елизавета Пархоменко: Когда человек говорит, что всех простил, а на самом деле это не так, то его слова — тоже защитная реакция, которая позволяет ему не задумываться о том, что происходит в его душе. В этом смысле верующему человеку бывает сложнее, потому что ему страшно признаться себе в том, что он злится: он знает, что это грех, что он обязан простить. И если мы говорим не о первой стадии, когда нужно просто не делать обидчику зла, а о следующей — о том, чтобы внутренне отпустить ситуацию, вернуть себе душевный мир,— то мы возвращаемся к тем способам, о которых уже говорили: отстаивание своих границ, соприкосновение со своей болью или выстраивание диалога с обидчиком.

Протоиерей Константин Пархоменко: Хочу вспомнить еще формулу, выраженную святыми подвижниками: наши враги — наши друзья, потому что они помогают нам что-то понять, к чему-то прийти, стать лучше, чем мы были. Древний подвижник авва Дорофей сказал замечательную вещь: «Каждый молящийся Богу: “Господи, дай мне смирение!” — должен знать, что он просит Бога послать ему кого-нибудь оскорбить его». Живя в этом мире, мы не можем избежать встреч с людьми, которые нас так или иначе ранят. Но каждая такая встреча — возможность открыть себя, честно на себя взглянуть, увидеть свою слабость, увидеть в себе отсутствие настоящей любви, терпимости — и с этим работать.

«Саратовская областная газета» № 74, май 2017 г.

Источник:
Не застревайте в непрощении
О прощении сказано много христианских проповедей и написано немало книг. И все-таки вопросы у нас остаются, и каждому приходится искать на них ответы самому, пусть и прибегая порой к помощи
http://pravoslavie.ru/103992.html

Не могу простить

Один из наиболее часто задаваемых вопросов в поисковых системах интернета – «как простить»? Более 800 000 людей в месяц, по данным Яндекса, ищут ответа на этот вопрос, поскольку страдают от того, что хотят, но не могут простить.

Уходя с поста президента России, Борис Ельцин попросил у народа прощения. Он чувствовал свою вину перед людьми за неудавшиеся реформы и не желал жить с ней оставшуюся жизнь.

Прощение несет освобождение, но что-то удерживает многих от этого благородного шага. Они знают, что непрощение приносит больше вреда им самим, чем обидчику, но, тем не менее, не могут избавиться от этого тяжкого груза. Существует такая наука – как психосоматика, которая утверждает, что наши эмоции, чувства находят свое отражение в нашем состоянии здоровья. Непрощение несет в себе риск заболевания таким страшным заболеванием – как рак. Известны случаи счастливого выздоровления от рака, людей, которые сумели полностью простить своих обидчиков.

Один человек говорил, указывая на голову: «вот здесь прощаю, а здесь», – он показывал на сердце, – «нет». В этом проблема многих людей. Есть ли у нее решение? Можно ли простить измены, унижения, обман, клевету, безалаберность? Можно ли простить непрощаемое?

Слово Божие не обходит стороной эту вопиющую проблему, но проливает свет на способ ее решения.

«Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (К ефесянам Еф.4:31,32).

Божье Слово повелевает прощать всем и всегда и показывает, в чем это прощение заключается. Для раскрытия смысла самого слова «прощение» в Библии употребляется несколько интересных выражений из разных областей жизни:

отсылать прочь. Эта идея хорошо знакома священникам. Они отсылали в пустыню козла отпущения, на которого возлагали грехи Израиля. Когда человек прощает, он «отсылает прочь» возмездие за причиненные ему неприятности.

проявлять милосердие . Эту идею хорошо поймут врачи. Обидчик – человек больной не только «на голову», но и душою. Его нужно лечить, не карать. Прощение никогда не бывает заслуженным!

Покрывать. Любой специалист похоронного бизнеса знает, что это значит. Как мертвое тело закрывают крышкой и хоронят, так следует распрощаться с обидой и горечью на человека

Стирать. Это понятие знакомо всем обладателям компьютера. Чтобы что-то удалить, достаточно нажать кнопку «Delete». Такой «кнопкой» в душе должен обладать всякий нормальный человек, чтобы уничтожить в себе плохое отношение к обидчику.

С писать долг. Банкирам, руководителям предприятий и бухгалтерам хорошо знакома ситуация, когда приходится покрыть чьи-то убытки за счет предприятия.

Таким образом, прощение — это рука дружбы, протянутая обидчику. Без него невозможно считаться верующим.

(Мф. 18, 18-22; 19, 1-2, 13-15)

Господь дал великое обетование: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

Но как же трудно не то что многим, а именно троим или даже двоим прийти к сердечному согласию!

Мне нет удачи, а ближнему есть, и за это сержусь на него.

Мне грустно, а ему весело, и это раздражает.

Мне весело, а ему грустно — тоже повод для обиды. И даже среди учеников Христовых поначалу не все было просто.

Не зря же Петр именно после этих слов спросил: «Господи, сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?»

Петр попал прямо в точку, сразу определив, что нужно людям, чтобы «согласиться», «собраться» вместе: нужно прощать. Это-то ясно. Но не ясно — сколько прощать? Неужели «до семи раз». А Господь ответил: «не говорю тебе „до семи“, но до седмижды семидесяти раз»! Число «семь» — число полноты, а тут Господь заповедал прощать превыше всякой полноты. Чтобы всегда было просто, надо всегда прощать. И Господь поставил в пример детей, потому что дети, хотя и часто ссорятся, но быстро забывают обиды.

Итак, причина разделений в том, что мы не похожи друг на друга. Но ведь полное однообразие, это физическая смерть. В полное однообразие приходит только то, откуда отлетела живая, неповторимая душа. В стихире Иоанна Дамаскина в чине погребения поется: «Рассмотрех во гробех, и видех кости обнажены, и рех: убо кто есть царь, или воин, или богат, или убог, или праведник, или грешник».

Но пока мы живы, мы все разные. У каждого свой характер, свои дарования, своя внешность. И не причиной раздоров это должно быть, а как раз причиной стремления друг к другу. «Как тело одно, но имеет многие члены», так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом. Тело же не из одного члена, но из многих… Не может глаз сказать руке: «ты мне не надобна»; или также голова ногам: «вы мне не нужны». Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения«. «Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге».

Так, стараясь прощать, стараясь радоваться с радующимися, сострадать страждущим, мы учимся и желать, и просить у Господа лишь то, что может нам в этом помочь. А это и есть то самое, «что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала» (Флп.4,8).

И если уж «двое» пройдут такой путь друг к другу, если уж они многими трудами «согласятся на земле», то — без всякого сомнения: «чего бы ни попросили, будет им от Отца» Небесного.

Так, что бы человек ни избрал, главное, чтобы это было не «для себя», а для Господа.

Тут легко себя проверить. Делающий поистине для Господа, выбрав одно, испытывает искреннее уважение к тому, кто выбрал другое. Он ни чужую невоздержанность не будет осуждать, ни к чужому воздержанию не будет придираться. Ему не придет в голову хвалиться ни тем, что он «ест», ни тем, что он «не ест».

Во Христе всем найдется место. Уж насколько живой чужд мертвому, а Христос Своей любовью смог объять и тех, и других. «Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми, и над живыми» — говорит апостол Павел в своем послании к римлянам ((Рим. 14, 6-9)

Прощение виновных – это заповедь, обязательная к исполнению. Но почему-то это труднее всего укладывается в голове людей. Многие воспринимают ее как пожелание. Они считают, что в некоторых случаях простить – значит, показать свою слабость, беспринципность, неимоверное унижение, потерю лица. Они не знают, что прощение — это одна из форм трудного духовного подвига и возможность проявить в своей жизни подражание Богу.

«Прощай согрешающему от сердца, с любовию: а между тем, если можешь и должен, исправляй его с благоразумием и также с любовию. Аминь.» — Митрополит Филарет Московский (Дроздов) – он же –

«Вы говорите: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; то есть: прости нам грехи наши, как и мы прощаем всякому оскорбившему нас. Если вы говорите cиe без особеннаго внимания, без предварительнаго испытания своего сердца: то легко может случиться, что во время молитвы вашей, в нем таиться будет вражда, или огорчение на ближняго, и следственно слова уст: как мы прощаем, так прости нам, от состояния сердца, по необходимости, получат превратный смысл: как мы не прощаем, так и нам не прости. Чтобы предохранить себя от сей погрешности, которая, очевидно, испровергает действие молитвы, нужно тщательно испытывать миролюбивое расположение нашего сердца…»

Многие следуют своим, а не библейским представлениям о прощении: «прощаю, но не общаюсь, но руки не подам». Я помню, как тяжелобольная сестра заявила своей обидчице: «Я тебя прощаю… Но учти, если выздоровею, — ни за что не прощу»…

Прощение не может возникнуть само по себе, оно должно быть созидаемо на правильных основаниях.

  1. Прощение зиждется на чистоте сердца

«Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас;»

Прощение не обитает в нечистом сердце. Апостол Павел, характеризуя нечестие последнего времени, указывал, что люди будут «непримирительны», то есть, утратят способность прощать. Это позорное качество упоминается в одном ряду с другими столь же отвратительными: сначала «люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны», а потом: «клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра» (К Тимофею. 2Тим.3:2,3). Как беда не приходит одна, так и этот грех не гуляет в одиночку, он оккупирует душу вместе со всей скверной компанией. В нечистом сердце живет непримирительность!

В приведенном тексте апостол указывает на пять грехов верующих людей, о которых спотыкается и разбивается прощение. Он говорит о бытовых грехах, которым мы не придаем особенного значения. Тем не менее, их присутствие в сердце делает его неспособным прощать.

Раздражение или горечь — постоянное недовольство кем бы то ни было и чем бы то ни было. Если оно поселилось в сердце – человек видит все, что происходит вокруг него, в черном цвете и обижается на всех и вся.

Часто люди раздражаются, если обстоятельства складываются не так, как им хотелось бы. В этом случае чувство горечи носит по преимуществу скрытный характер и таится глубоко в сердце. Симон волхв был в узах греха раздражения — почему это не он, а апостолы наделены властью низводить на верующих благодать Святого Духа. Умело замаскировав свою горечь, он обратился к апостолам с просьбой продать ему эти полномочия. Однако апостол Петр увидел скрытую в сердце горечь! «Итак покайся в сем грехе твоем, и молись Богу: может быть, опустится тебе помысел сердца твоего; ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды» (Деян.8:22,23). Слово «горькая желчь» в греческом оригинале можно перевести и как «раздражение». Разве мог бы обиженный Симон волхв простить кого-нибудь, имея такую горечь в сердце?

Ярость — это явные вспышки негодования. Когда человек приходит в такое состояние, его выдают внешние признаки ярости: лидо бледнеет или багровеет, кулаки сжимаются. Ярость ужасна, ибо она отключает способность к самоконтролю, и потому человек может натворить беды.

Гнев называют «токсичной эмоцией». Получив «постоянную прописку» в сердце, он перекрывает все каналы общения, и человек уже не может делать ничего другого, кроме как планировать акции возмездия.

Следующий грех — это крик со всякой злобой. В склоках до убийств у христиан дело не доходит, а вот до крика и словесных оскорблений дойти может. При этом унижается достоинство человека и сплетается всяческая клевета.

Не напрасно Христос провозглашал: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Такие люди видят, как нужно поступить в конфликтной ситуации и умеют прощать.

Если у вас нет сил прощать, прежде всего, нужно проверить чистоту своего сердца – нет ли там вышеперечисленных, либо иных грехов? Цветок прощения не распускается на засоренной почве. Сорняки греха душат его.

2. Прощение зиждется на доброте сердца

«но будьте друг ко другу добры, сострадательны»,

Природа не терпит пустоты. Чистое сердце — это не «духовный вакуум», но Божий сосуд, полный добра и сострадания. Такое сердце способно прощать!

Мне было приятно узнать, что слово «доброта» означает не только хорошее расположение к кому-то, не только добрые слова и подарки, но и полезность. Быть добрым – значит, быть полезным! Павел пишет о беглом рабе Онисиме — «он был некогда негоден для тебя, а теперь годен тебе и мне; я возвращаю его; ты же прими его, как мое сердце» (Послание к Филиппийцам Флм.1:11,12).

Ко мне как-то подошла пожилая женщина и поделилась своей печалью: ее одолевают тяжелые мысли об ее бесполезности. «Я не вижу и плохо слышу, я обуза для моих родственников». Я ответил ей: «У Бога не может быть бесполезных людей. Вы понимаете пользу на житейском уровне – сделать уборку в квартире, приготовить обед, сходить за продуктами. Но библейское понимание полезности намного шире. «Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь» ( Первое послание к Тимофею — 1Тим.5:5). Такую важную и нужную работу может совершать даже прикованный к постели человек! Вы принесете много пользы, если будете заниматься этим тяжелым трудом».

Второе качество доброго сердца – сострадание, т.е. способность к сопереживанию, к пониманию проблем и нужд другого человека. Качество это редкое, в основном люди торопятся осуждать других.

Когда мы входим в положение нашего обидчика, нам легче его простить. Мы можем сказать: «Если бы он знал истину Божью, он бы этого никогда не сделал! Если бы Святой Дух пребывал в его сердце, он был бы милейшим человеком! Если бы Бог дал ему покаяние, он бы…»

Несколько советов по сохранению доброго расположения сердца.

Наполняйте сердце Божьей благодатью

«А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его» (1Фесс.3:12,13).

Молитесь о сохранении вашего сердца в расположении к добру

«Господи, Боже Авраама, Исаака и Израиля, отцов наших! сохрани сие навек, [сие] расположение мыслей сердца народа Твоего, и направь сердце их к Тебе» (Первая книга Паралипоменон — 1Пар.29:18).

Сохраняйте себя от ожесточения грехом!

«Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живаго. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: «ныне», чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом» ( Послание к Евреям — Евр.3:12,13).

Рассматривайте полученное вами прощение неоплатного долга, как призыв прощать несравненно малые провинности людей.

«Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» (Матф.18:32,33)

Не забывайте о последствиях непрощения

«…а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Матф.6:15).

3. Прощение зиждется на сосредоточенности сердца на подвиге Иисуса Христа

Апостол Павел говорит, что мерой нашего прощения должно служить прощение, данное Богом через Христа.

Бог простил людей во Христе задолго до того, как они осознали всю мерзость греха и в сокрушении и скорби раскаялись в нем. Молитва к Отцу о прощении людей прозвучала в момент свершения ими наивысшего зла – распятия Сына Божьего, в момент торжества несправедливости, злобы и гордыни.

У Христа было полное право отомстить грешникам и мгновенно низринуть их в ад, но Он просил: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают».

Я представляю себе диалог Христа и апостола Иоанна, который в тот момент стоял у креста, поддерживая скорбящую мать Иисуса:

— Христос, Ты просишь о прощении тех, кто Тебя, нещадно избитого, прибил ко кресту?

— Да Я прошу именно о них!

— Неужели они заслуживают пощады? Они же причинили Тебе ужасные муки? Гвозди раздирают Твое тело, Тебе тяжело дышать, а они непрестанно злословит Тебя? В них же нет ни капли добра!

— Да, Я желаю, чтобы такие были прощены!

— Они же бессовестны – делят Твою одежду, и насмехаются над Тобой Разве можно прощать такое?

— Именно это зло Я желаю им простить!

— Но разве можно прощать тех, кто о прощении не просит?

— Да! Я хочу, чтобы они знали: благодаря Моей молитве дверь в Царствие Божье для них не закрыта. Если я не прощу их сейчас, они не поверят в прощение вообще. Пусть мое прощение побудит их к настоящему покаянию!

О таком прощении говорит апостол Павел в 2 Кор. 5: 19: «потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения» (2Кор.5:19).

Будем и мы стараться прощать людей авансом. Это не исключает необходимости их покаяния, но дверь для общения будет для них открыта.

Неемия молился: отцы наши « не захотели повиноваться и не вспомнили чудных дел Твоих, которые Ты делал с ними, и держали шею свою упруго, и, по упорству своему, поставили над собою вождя, чтобы возвратиться в рабство свое. Но Ты Бог, любящий прощать, благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый, и Ты не оставил их (Неем.9:17).

Бог простил нас бесподобно

«Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать. Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши» (Мих.7:18,19)

Бог простил нас основательно

«…и вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи» (Кол.2:13)

« Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой» (Ис.38:17).

Откуда у Бога при любви к справедливости способность щедро прощать?

«…в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Еф.1:7).

Так что неимение силы прощать чаще всего связано с дефицитом Божьей благодати в нас. А он образуется из-за недостатка тесного общения с источником всякой милости и благодати – Богом.

Итак, способность прощать по-Божьи зиждется на трех основаниях – чистоте сердца, доброте сердца и сосредоточенности сердца на Голгофском подвиге Христа. Строите ли вы вашу жизнь на этих основаниях? Воспользовались ли вы кодом доступа к благодати — покаянием и верой?

В наше время, когда все, что нам надо знать, уже сказано Духом через святых мужей, записано в книгах, истолковано и объяснено, — истина входит в человека, в основном, дверью разума.

И нам надо молить Бога уже не о истолковании, а о том, чтобы все, чему мы учимся из Писаний, не лежало бы в головах мертвым грузом, но — звучало бы в наших сердцах живой, радостной вестью!

Умей прощать, молись за обижающих,

Зло побеждай святым лучом добра,

Иди без колебания в стан прощающих,
Пока горит Голгофская заря.

Учись прощать, когда душа обижена
И сердце словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал людей Христос.

Умей прощать. Прощенье – это сила.
А месть – бессилия признак роковой.
И камни не прощения в могилу,
Мой друг и брат, не уноси с собой.

Учись прощать естественно, как дышишь,
Как воду пьёшь и ешь насущный хлеб,
Ведь Бог тогда твои молитвы слышит,
Когда в тебе горит прощенья свет.

Умей прощать. Прощать не только словом,
Но всей душой, всей сущностью своей.
Прощение рождается любовью
В борениях молитвенных ночей.

Учись прощать. В прощенье радость скрыта,
Великодушие лечит, как бальзам;
Кровь на Кресте за всех была пролита;
Умей прощать, чтоб ты прощён был сам!

Источник:
Не могу простить
Один из наиболее часто задаваемых вопросов в поисковых системах интернета как простить ? Более 800 000 людей в месяц, по данным Яндекса, ищут ответа на этот воп …
http://www.b17.ru/blog/14297/

Прости не могу говорить

Ненавижу когда морозятся. Не отвечают на смс или не звонят сами. Не можешь говорить, подними трубу и скажи: Я занят! Или напиши. Не хочешь — так и скажи: Не хочу! Честно и просто! А я должна сидеть и думать: Ждать или не ждать? Это состояние — душу вынимает… Я ведь скучаю… Вы меня понимаете?

Я хочу ждать в то время, когда ко мне стремятся;
Я хочу стремиться в то время, когда меня ждут.

Сердечко скучает —
Ему одиноко…
Стучит, но страдает
Разлука жестока
И тело пылает —
Ему одиноко…
Не чувствует тела
Родного под боком!
Душа не летает…
И ей одиноко…
Без милого взгляда —
Бескрыла, безнога.
И глазки рыдают…
Как им одиноко!
Никто не целует
Их страстно и кротко…
А ум все гадает:
« Ему одиноко?»
Тут сердце вступает-
« Скучает, ей-богу!»
« И верит, и любит —
Ему одиноко!
Подхватит, закружит —
Осталось немного!»…
…Так в жизни бывает —
На срок — одиноки…
ЛЮБОВЬ укрепляют
Такие УРОКИ!

я ждала тебя кажется целую вечность
и искала повсюду где можно лишь только найти
я забыть не смогла твои нежные теплые руки
и касание губ, что сводили порою с ума

в жизни нашей играли мы разные роли
только сны в нас с тобою всегда на двоих
я надеюсь, что жизнь никогда нас с тобой не расколит
ты о нашей любви никогда никогда не жалей.

я стерплю все что послано Богом
сохраню в своем сердце огонь той любви
я согласна отдать всю себя лишь бы только быть рядом с тобою
но опять ты пропал и понять не могу почему

жизнь идет и стараюсь я жить как и прежде
но забыть я тебя все равно никогда не смогу
время вылечит все, лишь бы только его нам хватило
Я живу
__________я надеюсь
___________________Молюсь.

Источник:
Прости не могу говорить
Автор веренэя • Опубликовала веренэя • 2011-10-03 19:14
http://www.inpearls.ru/135919

COMMENTS