Презрительное отношение к мужчине

Женщина и мужчина: отношения сквозь века

А БЫЛ ЛИ МАТРИАРХАТ-ТО?

Большинство известных нам древних культур — культуры патриархальные, т.е. такие, в которых мужчина занимал господствующее положение в семье, роде, государстве.

Что же касается матриархата — общественного устройства, в котором главенствующее положение занимает женщина, — то на сегодняшний день представления о существовавшем когда-то «царстве женщин» многие ученые считают явным анахронизмом.

По мнению других специалистов, существование в давние времена матриархата подтверждается некоторыми мифологическими сказаниями. Прежде всего речь идет о встречающемся во многих древних культурах почитании женского божества — великой богини-матери, какой была, например, древнеегипетская Исида, или «женской триады» (праматерь — женщина — дочь), которая встречается в греческой мифологии (Рея, Деметра и Персефона).

Согласно мнению современного православного богослова диакона Андрея Кураева, свидетельство о первоначальном «матриархальном» характере отношений между полами встречается даже в . Библии! Именно так, считает отец Андрей, следует интерпретировать знакомую всем фразу из второй главы ветхозаветной книги Бытия: Оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; будут два одна плоть (Быт. 2: 24). В словах о том, что именно мужчина оставляет семью и приходит в дом к женщине — а не наоборот, как было в большинстве последующих культур, — православный богослов видит указание на матриархальный порядок устройства общества. [«И оставит человек отца и мать. » Тайна пола в православной традиции. Интервью с диаконом Андреем Кураевым //Фома, № 7.]

Соответственно, уничтожение брачных отношений — Что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19:6) — есть, напротив, противоестественный, разрушающий норму поступок. И это не просто слова из старой умной книжки, а самая настоящая реальность: любое прекращение брачных отношений, развод, есть разрыв живой ткани бытия, болезненное уничтожение той «плоти единой», которой стали мужчина и женщина в браке.

Итак, библейский рассказ говорит нам об изменившихся взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. В новом типе отношений женщина занимает положение подчиненное. Для тех, кто любит обвинять христианство в том, что сформированная им культура исходит их нормативного бесправия женщины замечу, что, по Библии, новое состояние жены не есть христианская модель взаимоотношений между полами. Напротив, все это стало возможным после грехопадения и из-за него. И эта модель должна быть преодолена, как должно быть преодолено само падшее состояние человечества. Бог не оставляет людей, которые уже не могут находиться в Эдеме: «потерянный рай» не становится навсегда потерянным, так как людям сразу же дается обетование о будущем Спасителе, о том, что Семя жены сотрет главу змия (Быт. 3:15).

Можно соглашаться или не соглашаться с библейской интерпретацией человеческой истории и смысла взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но факт остается фактом: известное нам древнее традиционное общество — это общество патриархальное, в котором царит женское бесправие.

В древние времена женское начало в большинстве культур считалось началом темным, губительным, искушающим. Напомню, что слово «искушение» звучит усладительно лишь для современного человека, задавленного тяжестью рекламных роликов на темы «искушение вкусом», «секрет обольщения» и т. д. Для большинства традиционных культур искушение — это когда плохо, это то, что сбивает с истинного пути.

В древнем мире женщина — всегда источник соблазнов. Японская пословица гласит: «Красавица — это меч, разрубающий жизнь». Этой мысли вторит древнееврейский мудрец Екклесиаст: И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы (Екк. 7:26).

Именно поэтому рождение и воспитание детей является принципиально важным и значимым для женщины. В деторождении Ветхий Завет усматривает не столько биологическую функцию продления рода, сколько религиозную, спасительную функцию: от нее может произойти на свет Мессия, который восстановит райское состояние человека. Такая функция женщины, естественно, определяет во многом и отношение к ней.

Конечно, несмотря на столько высокое понимание предназначения женщины в ветхозаветной традиции, было бы неверно говорить о равноправном положении полов. Однако в других древних культурах, основанием которых стала не монотеистическая традиция иудаизма, положение женщины еще более бесправно. [В некотором роде исключением может служить древнеегипетская культура с ее почтительным отношением к женщине.]

Итак, языческие культуры смотрят на брак по-иному. И здесь религия определяет культуру, определяет ценности и положение женщины. Кому-то может показаться странным, однако ни Древняя Греция, ни Древний Рим не были исключением в плане отношения к женщине. В Греции женщина практически не участвовала в общественной жизни. В греческих полисах (городах-государствах) женщины никогда не имели гражданства (т. е. фактически приравнивались к рабам), не обладали властью распоряжаться имуществом (исключением была Спарта), целиком находясь под опекой мужчин. Опекуном до замужества являлся отец либо ближайший родственник-мужчина, после замужества вся власть переходила к законному супругу.

В античной культуре не было даже оснований для будущего изменения положения, так как время греки и римляне представляли себе замкнутым на цикл, все повторялось, изменения не приветствовались. Необходима была «культурная революция» для того, чтобы не только мужчина, но и женщина смогла бы взглянуть на себя как на человека. Таким образом, красивая легенда Платона об андрогине (двуполом существе, которое когда-то разделили на две половинки) не могла реализоваться: половинки не могли соединиться. Тайна пола оставалась нераскрытой.

А ЖЕНА ДА УБОИТСЯ МУЖА!»

Христианство, явившись вызовом всей римской культуре, не могло не затронуть и взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Конечно, евангельская проповедь не была направлена на подрыв социально-политического порядка и не задавалась целью изменить отношения между полами, и все же христианство радикально утверждало новые принципы взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Прежде всего, христианство предложило принципиально новую оценку человека, актуализировав идею творения «по образу и подобию». Новое учение утверждало, что (позволю себе процитировать еще раз) «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28) Принципиально важно понять, что в этом отрицании нет ни малейшего презрения к полу или браку (о чем уже говорилось выше), но утверждается, напротив, равенство полов перед Богом, ценность личности, а не мужского или женского per se. Конечно, равенство ценностное не означает равенства функционального, не стирает разницу — и это важно осознавать и чувствовать, иначе христианские установки могут быть при желании легко истолкованы в духе «воинствующего феминизма».

Христианство впервые посмотрело на женщину как на человека, увидело в ней самостоятельную цельную личность, неравную мужчине, но и не менее ценную для Бога, чем он. В христианстве женщина перестала быть чем-то нечистым, злым, перестала быть вещью и собственностью мужа, перестала, наконец, быть только матерью или женой. В этих словах нет никакой христианской пропаганды. Ярый противник христиан Цельс (II в. по Р.Х.) в своем «Правдивом слове» («Alethes Logos»), вступая в полемику с христианским учением, которое он обвинял в нравственной и интеллектуальной деградации, недоумевал, как же христиане могут верить, что Бог ниспошлёт на землю Дух, вселив Его в «нечистое» тело женщины. [См.: Свенцицкая И.С. Женщина в раннем христинастве // Женщина в античном мире. М., Нака, 1995. С.156.]

Конечно, пройдут века, прежде чем христианское понимание сформирует соответствующую культуру (и сформирует ли до конца?). Еще в самом Новом Завете видно, что подобного понимания пока нет. В рассказе о чудесном насыщении огромного числа людей пятью хлебами и двумя рыбам говорится: «А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей» (Мф. 14:21). В другом евангельском эпизоде видим, как удивлены апостолы, когда Христос беседует с женщиной-самарянкой (иудеи в принципе не общались с самарянами, поэтому поступок Христа для учеников непонятен вдвойне): «В это время пришли ученики Его и удивились, что Он разговаривал с женщиною». (Ин. 4:27)

Данные примеры можно было бы продолжить, однако все они свидетельствуют об одном: вышеописанные картины женского бесправия в древнем мире кажутся нам сегодня ужасными и несправедливыми только благодаря произошедшей две тысячи лет назад «христианской революции».

Именно в христианской культуре утвердился моногамный брак. Именно христианство впервые в человеческой истории провозгласило, что супружеская измена мужчины настолько же недопустима, насколько недопустима измена женщины.

Вообще христианство возносит брак на недосягаемую дотоле высоту: венчание именуется таинством, а любовь супругов сравнивается с любовью Бога и человека. Кстати сказать, понимание любви в христианстве очень сильно отличается от понимания любви в язычестве. В античной греческой литературе понятие любовь чаще всего выражается словом «эрос». Эрос — это всегда страстная любовь; любовь, приносящая одновременно наслаждение и страдание. Эрос — это желание заполучить другого, это любовь для себя. Интересно, что в евангельских текстах слово «эрос» не встречается. Вместо него евангелисты используют слово «агапе». Агапе, в отличие от эроса, есть любовь дарующая, а не вожделеющая. Любовь для другого, а не для себя. [См.: Вардиман Е. Указ. соч. С. 105.]

В средние века, когда на смену языческой культуре приходит культура христианская, семья становится не просто «ячейкой общества», но таинством, в которое вступают два христианина, заявляя о совместном решении перед своей общиной. По христианскому учению, семья есть малая церковь. А церковь не может созидаться «на время» — она создается навсегда, скрепляемая любовью, которая не ищет лишь своей выгоды и удобств. Кстати сказать, венцы, которые во время венчания в Православной Церкви надевают на жениха и невесту, это не царские, как думают многие, а мученические венцы. Конечно, не в том смысле, что брак — это сплошное мучение, нет. Имеется в виду другое: по толкованию одного христианского святого, муж не должен останавливаться ни перед какими страданиями, даже смертью, если они нужны для блага жены. Венчающиеся здесь уподобляются раннехристианским мученикам, которые страдали за Христа.

Что же касается известной фразы апостола Павла жена да боится своего мужа (Еф. 5:33), то, по мнению большинства православных богословов, она не означает, что жена должна испытывать страх и трепет перед грозным супругом, а лишь то, что она должна бояться оскорбить мужа, бояться стать поруганием его чести. Это не животный страх от ненависти и ужаса, а страх охранительный, проистекающий из любви. Так дети боятся обидеть родителей, боятся причинить им боль.

Кроме того, не стоит забывать и о тех словах, с которыми в этом же отрывке апостол обращается к мужу: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя (Еф. 5:25, 33)

Новозаветное переосмысление человека отнюдь не отменяет и многих ветхозаветных смыслов. Материнство в христианстве пользуется таким же почтением и уважением, как и в древние времена. Более того, сбывается обетование, данное первым людям: от женщины рождается Иисус Христос — Спаситель мира, Богочеловек, Который Своей крестной смертью уничтожает последствия первородного греха: уничтожает смерть и освобождает человека от рабской зависимости греху.

TEMPORA MUTANTUR.
(Времена меняются)

Несмотря на серьезность изменений, привнесенных в культуру христианством, наивно было бы утверждать, что в христианском обществе сразу покончили с женским бесправием. Еще долгие столетия женщина не принимала никакого участия в общественно-политической и интеллектуальной жизни. Справедливости ради надо отметить и то, что это положение все же не было результатом «украденных женских прав», а, напротив, медленно готовило почву для будущей эмансипации.

Если говорить об эпохе средневековья, то первое, что приходит на ум, это, конечно же, рыцарская культура с ее почитанием Прекрасной Дамы, в основании которого — культ Богородицы. Однако двойственность самого феномена рыцарства (с одной стороны, внешнее ритуальное уподобление монашеству (посвящение, лишение сана и т.д.), с другой — появление нецерковного, светского элемента культуры) проявляется и здесь: наряду с экзальтированным почитанием абстрактной прекрасной дамы (Дон Кихот в романе Сервантеса как-то абсолютно «по-рыцарски» замечает Санчо Пансе, что для него не важно, существует ли Дульсинея на самом деле) существует презрительное отношение к женщине-жене, сестре и даже матери. [«О женщина! Велика вера твоя». СПб, 2000. С. 75.]

Согласно мнению большинства ученых, первые ростки эмансипации проявились еще в эпоху эллинизма, однако тогда им не дано было развиться. Всерьез же против положения женщины «босой, беременной и на кухне» начинает восставать лишь сознание европейца конца XVIII — начала XIX века. Хотя существенно и в это время ничего не меняется. [По справедливому замечанию П.Евдокимова, «то, что Екатерина Великая занимала императорский престол в России, а великосветская дама княгиня Дашкова председательствовала в Академии наук в Петербурге, никак не изменяло конкретного положения женщины» (Евдокимов П. Указ. соч. С.171)] Знаменитый кодекс Наполеона выдержан вполне в патриархальном духе: текст кодекса закрепляет верховную власть мужа в семье, в суде не могут быть рассмотрены показания жены в качестве свидетельских, проституция оправдывается как способ сохранения единобрачия и т. д. [Евдокимов П. Указ. соч. С. 16]

Большинство современных мужчин с трудом расстается с образом женщины-супруги, жены-хранительницы семейного очага. В этой мужской горечи есть своя правда: процесс женской эмансипации пошел таким образом, что социально-экономическое освобождение женщины нередко приводило к появлению «новых женщин», лишенных привычного женского обаяния. Именно на это жаловался русский мыслитель Николай Бердяев в своей работе «Метафизика пола и любви». Соглашаясь с тем, что женщина должна быть экономически независима от мужчины, должна иметь свободный доступ ко всем благам культуры, а также иметь право восставать против «рабства семьи», философ замечал, что все это само по себе не решает проблемы. Более того, женской эмансипации, согласно Бердяеву, помимо позитива, присуща и ложная тенденция, которая разрушает прекрасные мечты и «мистические грезы».

Именно в этой плоскости, как мне кажется, и лежит решение «женского вопроса»: или мы исходим только из того, что «времена меняются и мы меняемся вместе с ними», и, соответственно, не может быть никаких ценностей и ориентиров, данных раз и навсегда, либо признаем, что есть некий замысел о человеке, и он определяет качественные различия между мужчиной и женщиной. Если исходить из того, что «все относительно», то сразу исключается возможность однозначного, правильного ответа на поставленные в начале статьи вопросы. Если же верить, что мужчина и женщина созданы разными неслучайно, то можно оценивать происходящее как «правильное» или «неправильное». Очевидно, для современного сознания деление на «правильное» и «неправильное» нередко кажется отсталым, консервативным и т.д. Не менее очевидно и то, что существующая сегодня ситуация способна привести к распаду общества. Выбор, как всегда, остается за нами.

Источник:
Женщина и мужчина: отношения сквозь века
А БЫЛ ЛИ МАТРИАРХАТ-ТО? Большинство известных нам древних культур — культуры патриархальные, т.е. такие, в которых мужчина занимал господствующее положение в семье, роде, государстве.
http://pravoslavie.ru/106.html

Женщины и мужчины

Здесь приводятся цитаты, сопоставляющие женщин и мужчин между собой.

  • Бог создал женщин без чувства юмора, чтобы они любили мужчин, а не смеялись над ними. (Уинстон Черчилль)
  • В жизни нередки случаи, когда женщина изо всех сил скрывает страсть, которую испытывает к мужчине, в то время как он так же прилежно разыгрывает любовь, которой вовсе к ней не чувствует. (Жан Лабрюйер)
  • В одном вопросе мужчины и женщины полностью солидарны: и те и другие не доверяют женщинам.(Генри Менкен)
  • Женщины не любят робких мужчин. Кошки не любят осторожных крыс. [1] (Генри Менкен)
  • Главное отличие между женщиной и мужчиной заключается в том, что мужчина повышает свою самооценку, когда женщина говорит ему «да», а женщина — когда говорит «нет». (фильм «Оргазм Эми»)
  • Грабитель требует жизнь или кошелёк, женщина забирает и то и другое. (Самюэль Бальтер)
  • Для мужчин ложь — последнее средство, для женщины — первая необходимость. (Фрэнк Бёрджес — американский юморист)
  • Если бы мужчины знали, о чём думают женщины, они ухаживали бы в двадцать раз смелее. (Альфонс Карр)
  • Если женщина тебя ненавидит — значит она тебя любила, либо любит или будет любить. (немецкая пословица)
  • Если женщина не права, сразу попросите у неё прощения. (Франсис де Круассе)
  • Женщина мыслит сердцем, а мужчина любит головой. (Виссарион Белинский)
  • Женщина подобна тени: следуешь за ней — она убегает, убегаешь от неё — она следует за тобой. (Никола Шамфор)
  • Между полами нет никаких различий, которые не проистекали бы из воспитания. [1] (Никола Шамфор)
  • Женщина после тридцати должна думать о семье, потому что её биологическое время идёт вперед. У мужчин немножко по-другому. Они, взрослея, не становятся старше. (Левон Аронян)
  • Женщина стоит перед выбором: в мужчине, который нравится женщинам, она не уверена; с мужчиной, который не нравится другим женщинам, она несчастна. (Анатоль)
  • Женщине разумной и хорошо воспитанной столь же противно посягать на права мужчины, сколько разумному мужчине противно злоупотреблять слабостью женщины. (Даниэль Дефо)
  • Женщины отдаются Богу, когда дьяволу от них ничего не хочется. (Софи Анру)
  • Женщины умнее мужчин, потому что, зная меньше, понимают больше. (Джеймс Стефенс)
  • Инициатива выбора не принадлежит женщине, раз она больше нуждается в украшении себя, чем мужчина. (Виктор Дольник)
  • Когда женщина перестает любить мужчину, она забывает все — даже милости, которыми его дарила. (Жан де Лабрюйер)
  • Лучше ли женщины, чем мужчины, я не могу сказать. Но они, конечно, не хуже. (Голда Меир)
  • Мужчин интересует больше, что о них думают, женщин — что о них говорят. [1] (Теодор Гиппель)
  • Мужчина в сравнении с женщиной лучше её по самой природе, а женщина хуже его, потому он властвует над ней, а она подчиняется ему. (Аристотель)
  • Мужчина и женщина — это две ноты, без которых струны человеческой души не дают правильного и полного аккорда. (Джузеппе Мадзини)
  • Мужчина любит получать удовольствие и не любит ждать, а женщина на месте удовольствия затевает строительство жилого квартала, потому что в её случае затронуто целое в его страшной и угрожающей совокупности. (Эльфрида Елинек)
  • Мужчина плачет при мысли о близкой смерти, женщина — при мысли о том, как давно она родилась. (Генри Менкен)

Мужчине нужна женщина, которую можно включать и выключать — как свет в комнате [2] .

Между нами говоря, я вам скажу откровенно: мужчина это мужчина, а женщина это женщина!

Источник:
Женщины и мужчины
Здесь приводятся цитаты, сопоставляющие женщин и мужчин между собой. Бог создал женщин без чувства юмора, чтобы они любили мужчин, а не смеялись над ними. (Уинстон Черчилль)
http://ru.wikiquote.org/wiki/%D0%96%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D1%8B_%D0%B8_%D0%BC%D1%83%D0%B6%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%8B

О настоящей слабости мужчин

26 Апрель 2018 13:50

Плакать на глазах у женщины не стыдно, слабость проявляется в другом, считает наш колумнист

М ужчина должен быть сильным. То есть в глазах женщины — миллионером или пожарным. Это два образа, от которых девушки млеют — и не важно, что все остальные человеческие, внешние и сексуальные характеристики ниже нуля.

Он — спаситель. И на меньшее женщины не согласны.

Это происходит так: женщина суммирует всю «философию» любовных романов и мелодрам, все те унылые пошлости, которыми ее напичкали мама, подружки и женские журналы, и создает воображаемого Пожарного или Богача, наделенного любыми превосходными качествами. У Идеала все в крайней степени: он и красивый, и спортивный, и высокий, и щедрый, и однолюб, и обожает чужих матерей и отцов, и ему всегда нравятся твои подруги, он любит кошек…

Женщине не нравятся реальные люди. Этот мужчина худой (немужественно) и притом небогатый, а этот богатый, но летает экономклассом, да еще покупает кашемировые свитеры на распродажах — подозрительно. Это все слабости, это все немужественно, это стыдно.

И вот однажды, после лет двадцати нытья и страданий, женщина встречает где-то в аптеке между средствами от геморроя и аллергии такую слизь, которую вышвырнули к нам из параллельной вселенной. Слизь к женщине прилипает, женщина никак не может от нее отделаться, и сама уже не замечает, как выходит за слизь замуж.

Но самое интересное, что женщина будет своей слизью гордиться. Потому что бедная несчастная слизь, оказавшись в нашей солнечной системе, научилась тут выживать. Она считала, что женщины, во-первых, никогда не выкинут мужчину, если он уже у них в доме завелся, — это раз, и два — женщины бездумно, но при этом одержимо уважают «силу». Если с девушкой грубо обращаться, помыкать ею, оскорблять, критиковать, постоянно быть недовольным, ничего не делать, но требовать, чтобы женщина делала все (даже сексом сама с собой занималась) — вот она, женщина, все это поймет как мужественность. И решит, что нашла, наконец, своего «сильного» мужчину.

Слизь, которой не повезло нарушить какое-то там межгалактическое правило, так никогда и не поймет, почему женщины Земли уверены, что мужчины с длинными волосами, в узких штанах и такие, кто смотрит и любит «Секс в большом городе», не годятся для отношений.

Почему женщины бросаются прочь от мужчин, которые не дарят им дешевые букеты? Слизь сама бы предпочла хорошее вино плохим цветам, но точно знает, что женщины этого не поймут. Не дарит цветов — жлоб и слабак.

Слизь не понимает, отчего для женщины так важно, чтобы мужчина оплачивал всю еду и все напитки во время ухаживания, даже если женщина знает, что зарабатывает он меньше ее и что в их совместной жизни они будут полагаться на ее доходы.

Наше бедное существо из другой галактики так никогда и не поймет, что значит «Не будь девчонкой!» — ведь мальчик же и так уже не девочка. Оно не поймет, почему мальчикам дарят игрушечное оружие и всякие танки-машинки — разве все местные мужчины похожи на воинов? Оно не поймет, почему в нашем мире так много поваров-мужчин и дизайнеров-мужчин, но при этом мальчикам стыдно играть в куклы или готовить вместе с мамой.

Для слизи уверение «Мужчины не плачут!» звучит так же необъяснимо, как «Мужчины не смеются!» Почему можно смеяться, а плакать нельзя? В чем скрытый смысл?

Иллюстрация: Digital Vision/Getty Images

Существо не понимает, на чем основано мнение землян, что футбол — это по-мужски, а танцы… по-гейски. И почему женщины так боятся мужчин, которые разделяют их увлечение модой, йогой, косметикой, интерьерами. Почему они готовы с ними дружить, но не готовы заниматься сексом или начинать отношения? Чем женщинам не угодила йога, которую они так обожают?!

Слизь пытается понять, чем грозят женщине такие увлечения мужчин, но так и не понимает. И чем, вообще, лучше для женщины мужчина, которому интересны только хоккей и пиво? Почему она так им восторгается и так счастлива, что у нее именно такая особь?

Инопланетный беженец отлично усвоил «как надо», но так и не разгадал, что женщина определяет как «силу» и «слабость». Да, он отлично научился грубить своей женщине, но все еще не понимает, чем это ее так радует. И почему она не бросает его ради первого попавшегося нежного и приятного мужчины, с которым можно смотреть одни и те же сериалы, обсуждать одни и те же блоги и который с удовольствием приготовит легкий ужин, а потом сам помоет посуду.

Он много раз слышал, как таких мужчин женщины презрительно называют «подкаблучниками», а потом визжат и кричат своим «сильным» мужчинам, что те последний раз мусор выбрасывали еще до свадьбы. Дикий местный ритуал? Возможно…

«Эта планета больна», — горюет слизь, понимая, что ему никогда не вернуться домой. Туда, где существа разных полов выбирают друг друга по взаимной склонности, а не потому, что в обществе есть некие безумные установки. Слизь не знает, почему людям так важно соответствовать этим установкам, а не собственным желаниям. Это большой вопрос, на который наш эмигрант мечтает когда-нибудь ответить. Но пока он подозревает, что это местная форма уголовно-исправительной системы. Может, все эти женщины и мужчины за что-то наказаны?

Слизь и рада была бы оторвать себя от кровати, где день за днем смотрит совершенно неинтересные ей спортивные передачи, но знает: если женщина придет домой, а там будет чисто, и будет изысканный ужин, и белье будет постирано, то женщина либо заподозрит его в измене, либо решит, что он скрывает свою гомосексуальность.

Слизь, в общем-то, вполне метаморфна — и уже подумывает о том, чтобы мутировать в гея. Эта форма сексуальности и эти коды семейной жизни куда более очевидны и подвластны логике. Хотя, конечно, склонность к мужскому/женскому распределению ролей со всеми очевидными последствиями тоже наблюдается. Но в куда более щадящей форме. Слабость не так табуирована. Можно смеяться, плакать, смотреть «Сплетницу», заниматься йогой, обсуждать фасоны штанов, смотреть премию «Оскар» ради нарядов актрис — в общем, делать все те отличные штуки, которые «сильным» мужчинам запрещены.

Слизь уверена: современному мужчине проще направить романтические чувства на мужчин (даже несмотря на некоторые технические трудности), чем и дальше погибать в этом мире бессмысленных и безумных установок, которые так извращают и усложняют… а точнее, делают невыносимыми… отношения между мужчиной и женщиной. «Неужели быть всегда несчастным имеет смысл?» — думает она, прислушиваясь к тому, как на кухне подружки его женщины истошно жалуются на своих «сильных» мужчин, ни один из которых не пожарник и не миллионер. «Зачем мечтать о том, чего не можешь получить, или о том, чего не существует в этом мире?» — с этими мыслями бедная слизь встает с кровати и прямо в мятых трусах идет на кухню за пивом. Подружки затихают и глядят на него с ненавистью. Слизь довольна — она сделала своей женщине приятно: теперь все завидуют, что ее мужик еще больший козлина, чем у них.

Источник:
О настоящей слабости мужчин
СНОБ snob
http://snob.ru/entry/160239

COMMENTS