Что такое ультрафиолет и почему он опасен

Лечение ультрафиолетом

Полезен ли нам ультрафиолет? Часть специалистов убеждены, что загорать вредно хотя бы потому, что загар — это защитная реакция нашей кожи на губительное воздействие ультрафиолетовых лучей, убивающих все живое, недаром ультрафиолетовые лампы используют для стерилизации операционных и родильных палат. Другие говорят о полезности загара, если им не злоупотреблять. Кто же прав? На вопросы отвечает канд. биол. наук, автор популярных книг по биологии и проблемам здоровья С.Ю. Афонькин.

— Сергей Юрьевич, как наука сегодня относится к воздействию ультрафиолетового излучения на организм человека?

— Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что вплоть до середины XX века, пока не получили широкое распространение антибиотики, перед врачами стояла очень серьезная проблема: как останавливать бактериальные инфекции, которые уже захватили человеческий организм. Например, как бороться с заражениями крови — сепсисом и гангреной. От таких инфекций погибало множество людей, а эффективных средств лечения практически не было.

Поэтому когда в XIX веке физики открыли в составе солнечных лучей невидимое глазом электромагнитное излучение, которое назвали ультрафиолетовым, и выяснилось, что оно способно убивать колонии микробов, для медиков это был просто подарок. В их руках оказался новый инструмент, обладающий мощными бактерицидными свойствами. Сегодня бактерицидные ультрафиолетовые лампы вы найдете в каждой операционной, в каждой клинике. Но тогда перед врачами стояла куда более сложная задача: как задавить бактериальную инфекцию в организме.

— И этого удалось добиться с помощью ультрафиолета?

— Были сложности. Уже в начале XX века стало ясно, что при больших дозах облучения ультрафиолет разрушает ткани. Тем не менее некоторые хирурги на свой страх и риск стали проводить полостные операции с применением ультрафиолета. При этом послеоперационные перитониты случались гораздо реже, так как большинство бактерий в брюшной полости погибало.

Но как использовать ультрафиолетовые лучи для уничтожения микробов в крови? Казалось очевидным, что если правильно подобрать дозу облучения, ультрафиолет убьет все присутствующие в крови микроорганизмы, но не повредит собственным клеткам крови пациента. И в свое время был сделан такой любопытный прибор. К артерии присоединяли трубочку, по трубочке шла кровь, которая протекала через небольшую кварцевую кювету или контейнер, а потом через другую трубочку возвращалась в кровоток. И эту кварцевую кювету облучали ультрафиолетом. Предполагалось, что если в течение 10-15 минут облучать эту кровь…

— Но это же только часть крови?

— Частота сердечных сокращений у нас примерно 60 ударов в минуту, кровоток довольно быстрый. За 10-15 минут почти вся кровь успевает пройти через кювету и, по идее, практически все микробы, которые находятся в кровотоке, должны погибнуть. Сначала эти методы разрабатывали на собаках. Но вскоре судьба заставила медиков в больнице, где проводились исследования, проверить новый метод на человеке. В 1928 году туда доставили пациентку — молодую женщину, которая погибала от послеродового сепсиса. Спасти ее могло только чудо.

Чтобы не рисковать, врачи решили облучать не всю кровь, а лишь ее небольшую часть. Женщине ввели 100-120 мл ее собственной крови, облученной в кювете ультрафиолетовыми лучами. Вскоре пациентка полностью выздоровела и родила через несколько лет еще двоих детей. Метод стали применять более широко. Особенно прославился чешский врач Гавличек, который описал тысячи случаев излечения от самых разных болезней с помощью облучения крови ультрафиолетом. Существовал даже термин «Гавличкова терапия». У Гавличека был свой вариант лечения ультрафиолетом. Он вводил пациентам облученную кровь внутримышечно, с помощью обычного укола. И результаты были налицо!

— Но как это может быть, если все остальные микробы никуда из крови не делись?

— В этом действительно был некий парадокс. Мало того, что облучали не всю кровь — в лучшем случае одну десятую ее часть, а то и меньше. Выяснилось еще, что ультрафиолетовые лучи действительно проходят через кварцевую кювету, но вглубь крови проникают очень незначительно — буквально на 1 мм или около того. После этого их энергия достаточно быстро гаснет, и они даже теоретически не могут уничтожить всех микробов, находящихся в облучаемой крови. Значит, мы не можем облучить по-настоящему всю кровь и тем самым убить всех микробов. А мы знаем, что микробы размножаются с безумной скоростью, и если даже часть микробов остается, то через 2-3 часа их будет ровно столько же, сколько было до этого.

И все-таки эффект существовал, было достигнуто излечение или улучшилось состояние у десятков тысяч больных. Но тут наступила эпоха антибиотиков, и про ультрафиолетовую терапию основательно забыли, тем более что на фоне вполне понятного действия антибиотиков лечение ультрафиолетом отдавало какой-то мистикой. Лишь отдельные упорные исследователи продолжали работать, пытаясь на опытах с животными понять, почему же все-таки кровь, облученная ультрафиолетом, может лечить.

— Ну, и почему?

— Об этом биологи узнали, только когда стали вплотную работать с иммунной системой. Вот тут-то и прояснился загадочный механизм лечения ультрафиолетовым облучением крови. Оказалось, что дело вовсе не в убийстве микробов — основную их часть убить облучением невозможно, а в особенностях работы нашей иммунной системы.

А есть еще просто белки, необходимые для осуществления каких-то функций клетки, и эти белки иммунная система тоже распознает как собственные.

— Фантастика!

— Не скажите. Если вам в руки попадется клочок бумаги со словами «Мой дядя самых честных правил…», то вы сразу скажете, что этот листок — из «Евгения Онегина» А.С. Пушкина и никак не может принадлежать Ф.М. Достоевскому. А лимфоциты еще чувствительнее.

И вот нам известно, что ультрафиолет способен нарушать форму и строение белков. Все, кто лишний раз или слишком долго загорал на солнце и получил солнечные ожоги, знают, что это далеко не полезно и даже может быть опасно. Ультрафиолет повреждает белки и делает их, условно говоря, дефектными.

Представьте себе, что вы по тонкой, изящной проволочной конструкции ударили молотком. Вы ее испортите! Примерно такая же ситуация возникает, когда в результате ультрафиолетового облучения повреждаются некоторые белки-метки на поверхности клеток, а также функциональные белки организма. Сточки зрения иммунной системы, это равнозначно быстрому появлению в организме множества чужеродных белков, клеток и микроорганизмов. Как она будет действовать в такой ситуации?

— Теперь понятно, почему в доброе старое время чахоточных больных часто направляли на горные курорты…

— Да, и это часто бывало более эффективным, чем поездки на юг. Чем выше поднимаешься в горы, тем интенсивнее облучение ультрафиолетом. Где-нибудь в Альпах его гораздо больше, чем на берегу моря. Облучение воздействовало на кожу и поверхностные капилляры. Иммунная система начинала работать более интенсивно, и в результате туберкулезный процесс приостанавливался или даже вообще начинался процесс выздоровления.

— Еще в 1970-х годах мне рассказывали, как вводят людям обработанную ультрафиолетом их собственную кровь и достигают хороших результатов при фурункулезах и некоторых других болезнях…

— Да, в советское время лечение ультрафиолетом пытались реабилитировать. И все опять было замечательно: фантастические случаи выздоровления, исчезновение каких-то старых язв, упорных инфекций. Но теперь мы знаем, что кровь не обязательно облучать ультрафиолетом. Ее клетки и белки можно повредить любым способом — скажем, рентгеновским излучением или химическим реагентом (ультрафиолет просто самый простой) и впрыснуть обратно в кровеносное русло. Иммунная система поймет, что появилось очень много чужеродных испорченных белков, и начнет интенсивнее работать.

— Какой совет в заключение вы хотели бы дать нашим читателям?

— Если вы хотите, чтобы ваша иммунная система работала нормально, принимайте солнечные ванны утром и ближе к вечеру — это своеобразная медицинская процедура, которая может подхлестнуть работу вашей иммунной системы, заставить ее работать более интенсивно. Но не лежите на солнце часами — вы получите серьезные ожоги и повреждения, которые могут быть просто опасны для здоровья.

Большинство людей летом стремятся посильнее загореть. Однако злоупотребление солнечными лучами приводит к плачевным последствиям: начинаются недомогания, бессонница, некоторые из нас получают солнечные ожоги. В случае получения таковых, на коже начинают появляться пузыри, после исчезновения которых на коже остаются рубцы и темные пятна. Солнечные лучи могут быть абсолютно безопасными. ?

Отпуск – не очень большой промежуток времени, если сравнивать со всем рабочем временем в году. Поэтому важно, чтоб это короткое время провести с максимальной пользой, при этом не получив неприятностей во время него: не простудится, не сгореть под солнцем, не получить отравление неизвестной. ?

С наступлением лета – времени долгожданных отпусков, каникул, многие стараются до отдыха обзавестись хорошим загаром. Большинство стремится к идеально ровному и красивому загару. Но интенсивные солнечные лучи способны наградить не только им, но и пигментными пятнами и фотостарением. А перенасыщение естественными солнечными. ?

Желание весеннего обновления и солнце, навевающее подготовку к пляжному сезону и летнему настроению, способствуют посещению салонов красоты и соляриев. Достоинства искусственного загара очевидны: дезинфекция кожи, эстетический вид, повышение тонуса благодаря выработке эндорфинов и витамина Д, а также профилактика многих сердечно-сосудистых, кожных болезней. ?

Источник:
Лечение ультрафиолетом
Полезен ли нам ультрафиолет? Часть специалистов убеждены, что загорать вредно хотя бы потому, что загар — это защитная реакция нашей кожи на губительное воздействие ультрафиолетовых лучей, убивающих все живое, недаром ультрафиолетовые лампы используют для стерилизации операционных и родильных палат. Другие говорят о
http://med-akademiya.ru/lechenie-ultrafioletom/

Мифы об уходе за кожей: зависимость от косметики

Вы думаете, что защищены от ультрафиолета в помещении? Выбрасываете крем, если он не оказывает моментальное действие? Не пользуетесь высокоактивными препаратами на основе ретиноидов, потому что опасаетесь раздражения? Покупаете солнцезащитные очки на ближайшем рынке и уверены, что ваши глаза защищены? Вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что оказались под властью банальных мифов.

Миф: возникновение псориаза зависит от косметики

Факт: псориаз – явление, ни в коем случае не зависящее от качества или количества косметики, которой вы пользуетесь: он представляет собой аутоиммунное заболевание, сопровождающееся появлением зудящих красных пятен и плотных «чешуек» на коже. Псориаз считается «системным» кожным заболеванием, поскольку может поразить и жизненно важные органы – например, сердце.

Псориаз вызывает слишком быструю репродукцию клеток кожи, которые репродуцируют себя каждые четыре дня (в нормальных условиях этот процесс занимает порядка 28 дней). Этим объясняется скапливание клеток кожи и образование повреждений ткани.

Миф: ультрафиолетовые лучи вредят коже только при нахождении на открытом воздухе

Факт: распространенное представление о том, что в закрытом помещении ультрафиолетовые лучи не могут навредить коже, верно лишь отчасти: именно дома вы в наибольшей безопасности, однако кожа все равно подвергается вредному воздействию ультрафиолета. Ультрафиолетовые лучи легко преодолевают преграду в виде оконного стекла, хотя это и зависит в какой-то степени от вида окон в доме.

Чистое стекло пропускает до 75% ультрафиолетового излучения, а стекло дымчатое – до 25-50%. Чтобы обеспечить коже максимальную защиту от ультрафиолета, дерматологи советуют не находиться вблизи окон в период наибольшей интенсивности ультрафиолетового излучения (с 10 утра до 4 вечера) и регулярно наносить на кожу лица и шеи солнцезащитный крем Солнцезащитный крем: не только для пляжа или лосьон.

Миф: все солнцезащитные очки защищают глаза от ультрафиолета

Факт: к сожалению, далеко не все модели солнцезащитных очков эффективно защищают глаза от солнца. Выбирайте очки, на маркировке которых указано, что они блокируют от 99 до 100% ультрафиолетовых лучей спектра А и В. Чтобы убедиться в том, что выбранные вами солнцезащитные очки обеспечивают именно тот уровень защиты, который указан производителем, покажите их офтальмологу, который с помощью специального оборудования сможет проверить степень защиты, обеспечиваемый очками.

Миф: если косметика не действует моментально, ей лучше не пользоваться

Факт: для действия большинства продуктов по уходу за кожей требуется какое-то время, и нет ничего удивительного в том, что нетерпеливые покупательницы разочаровываются в косметике уже через неделю или две после начала использования. Как правило, для того, чтобы заметить результаты действия косметического средства, необходим по меньшей мере месяц. К примеру, если вы пользуетесь косметикой с ретиноидами, для того, чтобы заметить улучшение состояния кожи, потребуется до шести месяцев, а разительные изменения будут заметны не раньше, чем через год. Эффект действия косметики для лечения акне можно заметить через один-три месяца, а эффект анти-возрастной косметики – не меньше, чем через три месяца. Поэтому терпение – главное правило при начале использования нового косметического средство.

Единственный случай, когда необходимо прекратить пользоваться косметикой – это появление аллергии; небольшое раздражение кожи при первом использовании косметики считается нормальным, однако если косметика постоянно вызывает сыпь, покраснение и зуд кожи Зуд кожи – в чем причины раздражения? , необходимо сразу же перестать пользоваться этим средством. Если же вы не уверены, нормальны ли побочные эффекты, вызываемые косметикой, лучше всего проконсультироваться с дерматологом.

Миф: уровень защиты от ультрафиолета SPF в точности соответствует маркировке на флаконе

Факт: очень часто люди полагают, что, приобретая солнцезащитный лосьон с SPF 30 и нанося его на кожу, они гарантированно обеспечивают своей коже именно такой уровень защиты от ультрафиолета. К несчастью, действие солнцезащитной косметики не настолько упрощено. Очень важную роль играет то, как именно вы наносите солнцезащитное средство. Большинство людей наносят недостаточное количество солнцезащитного средства или же пользуются им нерегулярно, вследствие чего уровень защиты от ультрафиолета гораздо ниже.

Кроме того, уровень защиты, обеспечиваемый солнцезащитным лосьоном вашей кожи, зависит от ее типа. SPF, указанный на упаковке косметики – лишь усредненное значение: так, к примеру, для обладательниц нежной, легко обгорающей кожи, пользующихся косметикой с SPF 30, реальный уровень защиты от ультрафиолета не превышает 10.

Миф: редеющие волосы – результат генетики

Факт: на самом деле поредение волос с возрастом зависит от множества разных факторов, лишь один из которых – генетическая предрасположенность. Так, например, высокий уровень гормонов во время беременности может вызвать усиленный рост волос и привести к их утолщению. После беременности, когда уровень гормонов возвращается к нормальному, эти волосы могут выпадать. Волноваться, впрочем, не стоит, поскольку в течение нескольких месяцев после родов нормальный механизм роста волос восстанавливается. Кроме того, к поредению волос могут привести колебания уровня гормонов в период менопаузы. Также выпадение волос могут вызвать определенные медицинские препараты (например, антидепрессанты), стресс, старение, злоупотребление средствами для укладки волос, дефицит питательных веществ в организме.

Миф: обладательницам сухой или чувствительной кожи нельзя пользоваться косметикой с ретиноидами

Факт: хотя ретиноиды, действительно, могут вызвать раздражение кожи, даже для обладательниц сухой или чувствительной кожи Чувствительная кожа: причины и уход за ней существуют специальные, мягкие косметические формулы. Так, например, для очень сухой кожи обычно предписываются ретиноиды Renova или Differin, очень мягко воздействующие на кожу. Самым сильным считается ретиноид Avage, который обычно предписывают для кожи, в значительной степени поврежденной солнечными ожогами.

На риск появления раздражения влияет и способ нанесения косметики с ретиноидами. Так, например, наносить косметику необходимо на сухую кожу, умываясь по меньшей мере за 20 минут до нанесения – влажная кожа более подвержена появлению раздражения. После нанесения косметики с ретиноидами нельзя сразу же наносить на кожу слой увлажняющего крема: «запечатывая» ретиноиды, он делает их воздействие на кожу еще более интенсивным, тем самым увеличивая риск появления раздражения.

Косметика с ретиноидами продается только по рецепту, поэтому прежде, чем покупать такие средства, придется проконсультироваться с дерматологом. Доступная без рецепта альтернатива ретиноидам – косметика с ретинолом, еще одним «производным» витамина А, но чуть менее эффективным. Ретинол действует на кожу мягче, поэтому вызывает меньше раздражения – однако для того, чтобы заметить результаты действия такой косметики, потребуется гораздо больше времени.

Миф: выпиваемая жидкость поможет сохранить кожу увлажненной

Факт: распространенное заблуждение о том, что чем больше воды мы выпиваем за день, тем больше помогаем коже сохранить необходимую влагу, в корне неверно: выпиваемая жидкость обеспечивает необходимую влагу организму, но не увлажняет кожу. Хотя заблуждение это часто муссируется всевозможными глянцевыми журналами, на самом деле ни одно исследование не подтвердило его правдивости. Дерматологи отмечают, что объем влаги, получаемый кожей во время 5-минутного душа, намного больше, чем тот объем жидкости, которую человек выпивает за день. Выпиваемая жидкость совершенно так же не увлажняет кожу, как принятая ванна не утоляет жажду.

Миф: после нанесения средств для искусственного загара можно пользоваться скрабом

Факт: разнообразная отшелушивающая косметика – залог гладкой, мягкой кожи. Пользоваться скрабом необходимо перед использованием средства для искусственного загара – это поможет удалить отмершие частички кожи и сделать искусственный загар ровнее. Однако использование отшелушивающей косметики после нанесения средства для искусственного загара не рекомендуется – вместе с частичками кожи сойдет и только что созданный загар. В результате вместо ровного, естественно выглядящего загара на коже появятся неравномерные пятна.

В число наиболее распространенных отшелушивающих ингредиентов, входящих в состав косметики – будь то очищающий лосьон или увлажняющее средство – входят салициловая кислота, ретинол, гликолевая кислота, молочная кислота Молочная кислота — показывает наше здоровье .

Миф: посещение солярия помогает создать «защитный» базовый загар

Факт: многие люди ошибочно полагают, что загар в солярии безопасней, чем загар под открытым солнцем, поскольку в солярии мы проводим всего несколько минут. Кроме того, неверно и предположение о том, что такой «базовый» загар способен защитить кожу. На самом деле солярии куда опаснее, поскольку в них используется ультрафиолетовое излучение спектра А – лучи спектра А глубже проникают под кожу, чем менее интенсивные, но вызывающие ожоги ультрафиолетовые лучи спектра В.

«Базовый» загар приводит к увеличению в клетках кожи меланина, что обеспечивает минимальную защиту от ультрафиолета – на уровне SPF 3. Тем не менее, любой загар – это сигнал о повреждении ультрафиолетом. Минимальная дополнительная защита от ультрафиолета совсем не стоит того повреждения кожи, которое провоцирует загар в солярии.

Источник:
Мифы об уходе за кожей: зависимость от косметики
Вы думаете, что защищены от ультрафиолета в помещении? Выбрасываете крем, если он не оказывает моментальное действие? Не пользуетесь высокоактивными препаратами на основе ретиноидов, потому что опасаетесь раздражения? Покупаете солнцезащитные очки на ближайшем рынке и уверены, что ваши глаза защищены? Вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что оказались под властью банальных мифов
http://www.womenhealthnet.ru/body/2744.html

Что такое меланин и когда загар опасен

Друзья, сегодня мы с вами поговорим о тех интересных химических опытах, которые проводит над нашей кожей Солнце, и о которых далеко не каждый из нас догадывается. Тем более, что уже совсем-совсем скоро мы наконец-то начнем в полной мере купаться в теплых весенних и летних лучах.

«Загар — это красиво! Загар — это здорово!» — задорно подставляя солнышку то ручку, то ножку, кричат оптимисты. «Загар — это защитная реакция обожженной кожи. Это вред», — бурчат их более пессимистичные приятели. Но а как на самом-то деле?

А на самом деле истина, как всегда, где-то посередине. Ее мы и станем микроскопически точно выявлять.

Шоколадный загар вызывается веществом под названием меланин; чем его больше — тем шоколаднее кожа. Этот тезис известен всем. Но если присмотреться к меланину более пристально, в нем обнаружится уйма неизвестного.

Меланин — это не отдельное вещество, а целая смесь разнообразных соединений. Приближенная их формула способна свести с ума любого начинающего химика: C77H98O33N14S.

Окрашенную меланином кожу мы наблюдаем не только жарким летом, но и холодной зимой: именно этот черный «краситель» (слово происходит от греческого melas — «черный») придает цвет волосам, а также шерсти и перьям животных и птиц. Мало того: это красящее вещество есть в стеблях и листьях растений, у грибов и даже микроорганизмов.

Почему же в коже меланин буквально «лезет на свет»? На это есть свои особые причины.

Солнце разрушило бы нашу кожу, если бы не меланин. Как выяснилось, в нем тоже содержатся неспаренные электроны: они притягивают к себе и обезвреживают свободные радикалы, сохраняя клеткам жизнь.

Чем активнее жарит кожу солнышко -> тем больше в ней свободных радикалов -> тем сильнее сигнал тревоги, который получает мозг -> тем большее количество меланинов оказывается на страже в роговом слое кожи.

Ученые подсчитали, что меланины способны нейтрализовать до 90% вредного ультрафиолета, попадающего на тело. Загар — побочный эффект подобной нейтрализации. Чем он темнее, тем больший удар отразила ваша кожа и тем больше заботы — увлажнения, питания, прохлады — она требует после пережитого стресса.

Количество меланинов, которые в состоянии выработать кожа, не безгранично. Поэтому зачастую они даже вместе со всеми помощниками не могут отразить солнечную атаку — и кожа обгорает. Но солнечные лучи все равно человеку необходимы. Почему и какие именно, более подробно об этом можно прочесть в следующей статье «Этот загадочный витамин D», где, кроме всего прочего, вы найдете и несколько советом относительно правильного приема солнечных ванн.

Впрочем, способ поддержать и усилить образование меланинов есть. Причем очень даже вкусный. Диетологи советуют в солнечное время года подналечь на богатые меланинами продукты:
— черные и темно-коричневые бобы и рис, гречку, чечевицу;
— черную смородину, терн, сливу, чернику, шелковицу, черный виноград, финики;
— чай.

Источник:
Что такое меланин и когда загар опасен
Что такое меланин и когда загар опасен; Как правильно загорать без вреда для здоровья;
http://vkus-uspexa.ru/2015/03/zagar-i-chto-takoe-melanin.html

Что такое метастазы при раке? Злокачественная опухоль и метастазы

Что такое метастазы при раке? Злокачественная опухоль и метастазы

Рак называют королем болезней. По количеству летальных исходов он занял 2-е место в мировой статистике. Люди боятся диагноза «рак», впадают в отчаяние при слове «метастазы». Но не все так плохо. Современная медицина давно опровергла мнение о неизлечимости болезни. Что же такое «рак» и что такое метастазы при раке? Давайте разбираться.

Часто каждую злокачественную опухоль считают раком. Это название ввел в медицину Гиппократ, которому опухоль внешним видом напомнила краба («каркинос» по-гречески). Отсюда и карцинома, или рак. Чтобы разобраться, что такое метастазы при раке, попробуем объяснить просто и доступно, что такое рак.

С опухолью понятно. Остается добавить, что клетки-монстры могут появиться в теле человека где угодно, в любом органе. Они не жалеют ни детей, ни взрослых, но чаще поражают тех, кому за 50. Постараемся разобраться, что такое метастазы при раке. Семейство монстров растет и постепенно расползается, проникая в соседние органы (региональные метастазы). Более того, им нужно захватить весь организм, для чего клетки-мутанты отрываются от своего материнского образования, попадают в кровь и/или лимфу и с их током разносятся по телу больного (удаленные метастазы).

В первом случае они называются гематогенными, а во втором лимфогенными. На новом месте клетки-мутанты закрепляются, и все повторяется. Этот процесс в медицине зовется метастазированием. Одни специалисты считают, что он начинается сразу после возникновения первичной опухоли, другие — что только после перехода заболевания в поздние стадии. Третьи полагают, что метастазирование начинается сразу, но не всегда сразу развивается. Речь идет о так называемых дремлющих метастазах, на появление которых влияет частичное онкологическое лечение.

Единой классификации стадий рака нет, но большинство специалистов придерживается системы TNM. Здесь различают стадии:

У метастазов существует своя градация, обозначаемая буквой М. Во внимание тут принимаются только удаленные образования.

  • Мх — неизвестно наличие метастазов, так как исследования не проводились;
  • Мо — удаленные опухолевые образования не найдены;
  • М1 — обнаружено наличие удаленных метастазов.

Таким образом, выражение «метастазы 4 степени» подразумевает 4-ю степень рака.

Возникнуть эти вторичные опухолевые образования могут абсолютно в любом органе, но чаще всего поражаются печень, головной мозг, легкие, костные ткани и жировая клетчатка. При раке желудка, яичников, поджелудочной железы, кишечника и матки метастазы возможны также и в брюшине.

Ответ на вопрос о том, что такое метастазы при раке, не будет полным, если не сказать, что не столько первичная опухоль опасна летальным исходом, сколько ее региональные, а особенно удаленные вторичные очаги. Такое состояние называется метастатический рак. Он, как правило, проявляется значительными болевыми ощущениями, что зачастую является главной причиной похода больного к доктору. Этот рак опасен, главным образом, из-за сложности выявления локализации всех метастазов, что ведет к неполному лечению путем хирургического вмешательства и лучевой терапии. Только химиотерапия (использование лекарств), гормоно- и иммунотерапия воздействуют на все метастазы сразу, но, к сожалению, часто такого лечения бывает недостаточно.

Они напрямую зависят от того, в каком органе обнаружены метастазы. Сколько осталось жить больному, также зависит от общего состояния организма, от месторасположения и стадии начальной опухоли, от лечения, которое можно провести. Если не предпринимать ничего, жизнь человека исчисляется месяцами, от 1 до 6. Если прилагать максимум усилий, иметь позитивный настрой и большое желание победить болезнь, продолжительность жизни увеличивается в разы. Так, при многоплановом лечении метастазов в легких пациенты живут до 10 лет, а в печени — до 5 лет. Самыми нехорошими считаются метастазы в мозг. Это объясняется специфичностью органа и трудностями в проведении многих известных на сегодняшний день методов лечения. Самый благоприятный прогноз при этой болезни – прожить около 2 лет. Это возможно при оперативном вмешательстве с последующим облучением и комплексным лечением.

Этот вопрос интересует, пожалуй, каждого. НИИ онкологии России и других стран проводят тысячи исследований, чтобы раскрыть причины мутации клеток. К основным, вызывающим рак в любом органе, ученые относят употребление в пищу продуктов, содержащих канцерогены, любого рода излучения (радиация, ультрафиолет и другие), некоторые виды вирусов (например, папиллому), генетическую предрасположенность, частые стрессы и неправильный образ жизни. Существуют и специфические факторы. Так, отмечено, что рак легких чаще поражает курильщиков, чем некурящих, а рак печени и желудка — злоупотребляющих алкоголем. Следовательно, исключая эти факторы из своей жизни, мы уменьшаем риск возникновения заболевания. Но даже в случае неблагоприятного диагноза нельзя поддаваться отчаянию. В наше время даже 3 стадия рака лечится достаточно успешно. Главное, не ошибиться с диагнозом.

Одна из неприятных особенностей злокачественной опухоли заключается в том, что на ранних стадиях она практически никогда не проявляет никаких симптомов. Исключение составляет рак кожи и некоторых других органов, в которых опухолевые образования можно заметить визуально. Еще одна особенность в том, что симптоматика рака и других заболеваний схожи. Это:

  • быстрая утомляемость;
  • потеря в весе;
  • отсутствие аппетита;
  • вдруг появившиеся уплотнения и припухлости;
  • повышенная потливость;
  • анемия.

При возникновении подобных симптомов нужно обратиться к врачу-онкологу, который проведет клиническое обследование (пальпация сомнительных участков, рентген, анамнез). Для более точной постановки диагноза желательно попасть в онкологический центр, где выполняют ряд исследований: рентген, МРТ, компьютерную томографию, эндоскопию, биохимические анализы крови и анализы с онкомаркерами, биопсию.

Симптомами метастазов могут являться:

  • увеличившиеся лимфатические узлы;
  • кашель при метастазировании легких;
  • увеличившаяся печень;
  • при метастазах в костных тканях – боли в конечностях, частые переломы;
  • в мозге – различные неврологические проблемы, ухудшение зрения, координации движений, слуха, речи, эпилептические припадки.

Диагностика та же, что и при первичных опухолях.

Большинство онкобольных лечится по месту жительства. Однако если есть возможность, желательно для уточнения диагноза пройти обследование в федеральном онкологическом центре, где имеется самое современное оборудование, а специалисты высшего уровня работают по новейшим технологиям. В Москве это Онкологический центр имени Блохина и Онкологический институт имени Герцена. Попасть туда может любой житель России, предварительно взяв направление у своего врача и записавшись на прием. В Санкт-Петербурге это НИИ онкологии имени Петрова.

В этих центрах проводят хирургическое удаление опухоли, если есть такая возможность, и выполняют следующие виды терапии:

  • лучевую (радиохирургия);
  • химиотерапию;
  • иммунную;
  • генную (довольно эффективное лечение путем воздействия на генетический аппарат больного).

Источник:
Что такое метастазы при раке? Злокачественная опухоль и метастазы
Что такое метастазы при раке, не каждый из нас представляет достаточно ясно. Многие уверены, что метастазы это предвестники скорой и неминуемой смерти. Но так ли они страшны, как кажется? Можно ли с ними бороться? Какие существуют методы диагностики и лечения? Каков шанс выздоровления? Ответы на эти и другие вопросы, связанные с метастазами при злокачественных опухолях, предлагает данная статья.
http://fb.ru/article/197588/chto-takoe-metastazyi-pri-rake-zlokachestvennaya-opuhol-i-metastazyi

Что такое ультрафиолет и почему он опасен

РЫБОЛОВНЫЙ ИНТЕРНЕТ МАГАЗИН

ВИДЯТ ЛИ РЫБЫ УЛЬТРАФИОЛЕТ И ДЛЯ ЧЕГО ИМ ЭТО НУЖНО

В последнее время все чаще в рыболовной литературе всплывает тема ультрафиолета и его значения в жизни рыб. Как правило, на соседней стра­нице обнаруживается рассказ о новых приманках, которые отражают ультрафиолетовые лучи и поэтому неотразимы для хищника. Что во всем этом правда, а что чистая коммерция? Попробуем разобраться.

ПРОНИКНОВЕНИЕ УФ-ЛУЧЕЙ В ВОДУ

Сегодня ученым известны де­сятки видов рыб, глаза которых чувствительны к ультрафиолету. Очевидно, что это неспроста и УФ- лучи должны играть в жизни рыб какую-то роль.

Известно, что сквозь земную атмосферу «с наименьшими поте­рями» проникают лучи с длиной волны от 320 до 400 нанометров – так называемый ультрафиолет-А (UV-A). Как раз эти лучи и пред­ставляют для нас интерес, посколь­ку именно к ним чувствительны глаза многих рыб. Более коротко­волновый свет (UV-B и UV-C) интен­сивно рассеивается и поглощается в верхних слоях атмосферы и до по­верхности Земли доходит в значи­тельно меньших количествах. Правда, в последние годы в связи нарушением озо­нового слоя атмосферы все больше UV-B стало достигать поверхности планеты.

Что касается прохождения УФ- лучей сквозь воду, то здесь все зависит от свойств этой последней. В наиболее чистой и прозрачной океанической во­де ультрафиолет-А специальные прибо­ры фиксируют на глубине по крайней ме­ре 100 м. При этом, правда, уже на глуби­не 4–5 м от общего потока УФ-излучения остается только половина, а на глубине 40–45 м – всего 0,1%.

Но совершенно чистая океаническая вода – явление не так часто встречающе­еся. В обычной же морской воде ультра­фиолетовые лучи сильно рассеиваются различными растворенными в ней орга­ническими веществами, поэтому вода, богатая растворенной органикой, про­пускает ультрафиолет гораздо хуже. На­пример, в Балтийском море каждый метр воды «съедает» 14% ультрафиолетового света. Отсюда следует, что его «хватает» только до глубин порядка 7 м.

Еще большие потери происходят в пресных водах. Например, в Нижнем Лунцском озере в Австрии глубже одного метра УФ-лучей уже почти нет. Еще более резкое рассеяние ультрафиолета происхо­дит в озере Мэри, штат Висконсин. Вода в нем коричневого цвета из-за обилия орга­нических веществ, и здесь уже на глубине один метр ультрафиолет отсутствует пол­ностью.

В целом, в водоемах со средним со­держанием в воде растворенных органи­ческих веществ половина всего УФ-света рассеивается уже в первых двух метрах водной толщи, а на глубине 10–12 м оста­ется не более 1% общего потока ультра­фиолетовой радиации. Замеры, прове­денные во многих озерах Северной Аме­рики, показали, что в четверти из них вода пропускает на глубину 4 м только 1% УФ-радиации.

Тем не менее «проницаемость» во­ды для ультрафиолета вполне достаточна для того, чтобы считать его важным био­логическим фактором, который должен оказывать влияние на жизнь и поведение водных обитателей.

Прежде всего надо вспомнить, что уль­трафиолет может оказывать на живые ор­ганизмы прямое, причем пагубное, воз­действие. Знакомые нам всем солнечные ожоги – самое безобидное его проявление. Гораздо опаснее способность УФ-радиации разрушать структуру хромосом водных обитателей и вызывать всевозможные гу­бительные мутации.

Один из способов защиты от избы­точного ультрафиолета основан на из­бегании опасных горизонтов воды. Это обнаружено у молоди некоторых видов рыб, таких, например, как снеток. Ока­залось, что стайки мальков снетка с утра держатся близ поверхности озера, но как только солнце поднимается на опреде­ленную высоту, они опускаются ниже и остаются там, пока солнце не начнет са­диться. Это поведение не удавалось свя­зать ни с изменениями освещенности, ни с зонами концентрации корма, ни с ка­кими другими факторами, кроме одно­го – интенсивности УФ-радиации. Оказа­лось, что мальки уходят глубже именно на то время дня, когда поток ультрафио­лета наиболее сильный. Причем стайка опускается ровно на столько, на сколько проникает под воду ультрафиолет. Этот факт, кстати, возможно, будет полезно знать спиннингистам, поскольку стайки снетка и других мелких рыб – излюблен­ный объект охоты многих хищников.

То, что снетки так опасаются ультра­фиолета, совсем не лишено оснований. Достаточно сказать, что в одном из ис­следований, проводившихся на анчоусах (рыбках из отряда сельдеобразных), бы­ло обнаружено, что при эксперименталь­ном повышении УФ-излучения на 20% против нормы все рыбы в верхнем слое воды до глубины 10 м погибли в течение 15 дней.

УЛЬТРАФИОЛЕТ И ЗРЕНИЕ РЫБ

Итак, из всего предыдущего можно сделать два важных вывода. Во-первых, ультрафиолетовые лучи способны прони­кать в воду на достаточную с точки зре­ния обычных условий рыбалки глубину. И, во-вторых, в отличие от людей и боль­шинства млекопитающих, многие рыбы способны видеть ультрафиолетовый свет.

Можно, следовательно предполо­жить, что поведение рыб, в том числе и такое важное для рыболовов, как поиск и поедание корма, должно каким-то обра­зом зависеть от условий УФ-освещения под водой. Это заманчивое направле­ние мысли, и первое, что тут приходит на ум, – это применение приманок, ко­торые отражают УФ-лучи. Раз рыба спо­собна видеть ультрафиолетовый свет, то приманка, его отражающая, будет для нее более заметной и, вполне вероятно, и более привлекательной.

Именно такой ход мысли несколь­ко лет назад привел американца Мил­на Джекла к созданию специального УФ- отражающего спрея, которым надлежит опрыскивать приманки перед ловлей. Спрей этот появился в продаже в США под названием Fool-a-fish – «Обдури ры­бу». Если верить м-ру Джеклу, Fool-a-fish обладает просто фантастическими свой­ствами. С его помощью удается поймать рыбу – причем, естественно, трофейного размера – даже тогда, когда на обычные приманки не ловится вообще ничего.

Сама по себе шумиха вокруг Fool-a-fish мало чем отличалась бы от других от­кровенно рекламных кампаний, если бы Милн Джекл не был при этом профессио­нальным химиком и не обставил бы свои маркетинговые усилия «весомыми» на­учными обоснованиями. И прежде всего ссылками на ученых, которые в своих ста­тьях утверждают, что рыбы способны ви­деть ультрафиолет.

И тут создателя Fool-a-fish упрекнуть вроде бы не в чем. Действительно, как уже говорилось, чувствительность к уль­трафиолету обнаружена у многих рыб. Но, как ни прискорбно, рыболовам от этого проку мало. Во всяком случае, не так много, как можно подумать, почитав тексты Милна Джекла.

Дело в том, что большинство рыб УФ- чувствительностью обладает только на ранних стадиях своей жизни. Во взрос­лом же состоянии они способность ви­деть ультрафиолет утрачивают. Приме­ры: карась, карп, окунь, часть видов лосо­сей, из морских рыб – палтусы, морские налимы, треска. У личинок этих и мно­гих других рыб в сетчатке имеются зри­тельные клетки, которые воспринимают ультрафиолет. Однако по мере перехода к взрослой жизни эти клетки постепенно редуцируются – исчезают.

Справедливости ради нужно сказать, что это происходит, конечно, не у всех рыб. Например, не утрачивают способно­сти видеть УФ-лучи очень многие обита­тели коралловых рифов. Сохраняется она и у некоторых других видов. Но проблема в том, что, насколько это сейчас известно ученым, все эти рыбы используют свою УФ-чувствительность во взрослой жизни не для добывания пропитания, а для со­всем других целей: для поиска и привле­чения брачного партнера, при образова­нии стаи и при прочих так называемых социальных взаимодействиях.

Но и это еще не все. Оказывается, у многих рыб с переходом во взрослое со­стояние в роговице глаза образуются спе­циальные вещества, которые работают, как УФ-фильтры, не пропускающие уль­трафиолет к сетчатке. Такие фильтры об­наружены у 120 видов как морских, так и пресноводных рыб из 49 семейств, причем многие из них – рыбоядные хищники.

Из сказанного понятно, что спрей Милана Джекла, нанесенный на спин­нинговую приманку, вряд ли может сде­лать ее более заметной и привлекатель­ной для хищника.

БЕЗ УЛЬТРАФИОЛЕТА ЛУЧШЕ

Но почему же так происходит? По­чему дополнительный канал зрительной информации, которым, как мы увидим, личинки рыб успешно пользуются для до­бывания пищи, у взрослых рыб это свое значение утрачивает?

Пищу огромного большинства рыб на ранних стадиях развития составляет план­ктон – мельчайшие организмы, парящие в толще воды. Основной прием охоты личи­нок – короткие броски, которые чередуют­ся с остановками и осмотром окружающе­го пространства. Этот способ охоты так и называют: scan-and-strike – «осмотр – бро­сок». Свою добычу личинка способна обна­ружить на очень небольшом расстоянии, обычно в пределах сантиметра, и зрение играет тут основную и решающую роль.

Именно с целью быть как можно ме­нее заметными для рыб-планктонофагов планктонные организмы обычно обла­дают почти прозрачным телом (на фото внизу). Но поскольку, в силу своего обра­за жизни, они подолгу находятся в верх­них слоях воды, где уровень УФ-радиации достаточно высок, им приходится за­щищаться от ее опасного воздействия. Обычный способ такой защиты – это раз­личные УФ-поглощающие капсулы и гра­нулы, закрывающие от УФ-лучей жиз­ненно важные органы животного. Но по­глощая ультрафиолет, эти образования неизбежно становятся более контрастны­ми и, соответственно, лучше заметными для тех, кто обладает ультрафиолетовым зрением. Очень наглядно этот эффект по­казан на фото в верхнем левом углу стра­ницы. Оно было сделано в солнечный день над коралловым рифом. Левый кадр снят обычной камерой, правый – каме­рой, «видящей» ультрафиолет.

Сказанное делает понятным, почему для личинок рыб так важно обладать спо­собностью видеть УФ-свет. Но почему бы не пользоваться этим и взрослым рыбам?

Причина в том, что если бы глаза взрослой рыбы были способны видеть УФ-свет, то обнаружение пищи стало бы для нее очень трудной задачей. Ультрафи­олет, проходя сквозь воду, очень сильно рассеивается – гораздо в большей степе­ни, чем лучи видимой части спектра. Из- за этого в толще воды возникает эффект «вуали» – своего рода светящегося тума­на, который, во-первых, ограничивает дистанцию видимости предметов, а во- вторых, не позволяет рассмотреть их де­тали. Понятно, что и то, и другое крайне важно для взрослой рыбы, будь она хищ­ником или мирным бентофагом. Личин­ке же, чей зрительный мир ограничен де­сятком миллиметров и которую детали пока еще мало интересуют, все это ни­сколько не мешает.

Эффект УФ-вуали тем сильнее, чем сильнее вода рассеивает ультрафиолет. Наиболее сильно он выражен в пресной воде, значительно меньше – в чистой океа­нической воде. Видимо, этим и объясняет­ся, что УФ-зрением обладают, в частности, рыбы коралловых рифов – там негативные стороны этой способности проявляются, вероятно, не так остро. Рыбы, как, впро­чем, и другие живые организмы, вынуж­дены всегда выбирать меньшее из двух зол. По-видимому, для таких сложных и насыщенных сообществ, как коралловые рифы, дополнительный канал зритель­ной информации, который можно исполь­зовать при социальных контактах, – вещь более важная, чем побочные неудобства, с ним связанные.

Что же все вышеизложенное озна­чает с точки зрения рыбной ловли? Я бы сказал, что означает оно только одно: уль­трафиолет имеет к рыбалке очень опосре­дованное отношение. Проникновение УФ- лучей в воду стоит принимать в расчет как один из факторов, влияющих на выбор ры­бой глубины и вообще своего местораспо­ложения в данный момент времени. Но не надо думать, что УФ-лучи серьезно повли­яют на то, как рыба воспринимает вашу приманку – неважно, способна она отра­жать ультрафиолет или нет.

Если, конечно, не иметь в виду сверх­ультралайтовую снасть, предназначен­ную для ловли личинок рыб на имитации планктонных организмов.

Источник:
Что такое ультрафиолет и почему он опасен
В свете ультрафиолета. Материалы и оригинальные товары от эксперта в рыбалке. Нашему опыту доверяют рыбаки со стажем
http://shop.rybak-rybaka.ru/articles/detail/sid654/id19505.html

COMMENTS